Средства создания комического в рассказах Чехова

Смеяться умеет только человек. Поэтому не удивительно, что в художественной литературе, которая является одним из высочайших взлетов человеческого духа, широко употребляется смешное, или как еще называют комическое, важнейшими разновидностями которого являются юмор и сатира.
Юмор – это добродушный мягкий смех. Писатель-юморист не противоречит и не уничтожает объект насмешки, а словно снисходительно насмехается над отдельными его чертами, часто не только “извиняясь”, но и даже симпатизируя им. Так непревзойденным мастером юмора был Марк Твен. Герой его повести, проказник Том Сойер, был описан с мягким юмором. В тоже же время юмор, умение посмеяться над собой и с других является признаком внутренней свободы человека, над которой не властны никакие внешние силы.
Сатира – смех обличительный, не щадящий. Он направлен на искоренение явления, которые писатель считает унизительным, вредным для общества. Одним из известных сатириков был Антон Чехов. Так в произведении “Хамелеон” он мастерски использовал различные средства создания комического, в частности антитезу. Сначала Очумелов стал на сторону укушенного Хрюкина: “Собаку надо уничтожить. Немедленно! Она, наверное, бешеная”. И, услышав предположение, что щенок генеральский, немедленно обвинил Хрюкова в том, что тот сам себе “расковырял палец гвоздем”, а обвиняет собаку. В течение коротенького произведения отношение Очумелова к щенку, Хрюкову и до всего конфликта в корне меняется аж шесть раз. Служителя правосудия Очумелова абсолютно не интересует, кто же виноват на самом деле. Он стремится угодить чиновникам и ради этого унижает простых людей. Как видим, антитезой здесь является отношение Очумелова к людям низшего и высшего от него по социальному статусу.
Следующее средство создания комического – речь персонажей. Особенно яркой является речевая характеристика Очумелова. С толпою он разговаривает командным тоном, даже не перетруждая себя связями слов в предложении. Его вещание является своеобразным винегретом из отрывков канцелярско-полицейских штампов; “С которой это случаю тут? – спрашивает Очумелов, врезаясь в толпу. – Почему тут? Это ты зачем палец?.. Кто кричал?” Но как только речь заходит о генерале, как и выражение лица, и особенно разговор Очумелова в корне меняется: “разве братик их приехал? Владимир Иванович? – спрашивает Очумелов”. Также мы видим, что и разговор Очумелова строится по принципам антитезы: одно – для высших, обратное – для низших, как будто разговаривают два разных человека.
Даже Художественные детали в рассказе являются антитезой. Так, Очумелова от страху перед генералом бросает то в холод, то в жар – как видим, все произведение держится на антитезе. Следовательно, оно не только художественный способ а и важный композиционный прием – принцип построения рассказа.
Следует также отметить умелое использование Чеховым фамилий, имен, характеристик. Фамилия Очумелов образовано от глагола “очуметь”, то есть очуметь. Соответственно, он и ведет себя, как очумелый, готовый унизить любого простого человека в собственных интересах. Не лучшею фамилия имеет и укушенный “золотых дел мастер” Хрюкин: от “хрюкать” (намек на его “свинское” поведение). Потому что и вправду, не свинством есть тыканье щенка “сигаретой в морду для смеха”?
Антон Павлович Чехов умел так высмеять какой-нибудь общественный недостаток, что именно его герои и названия произведений становились позорной характеристикой. Так название рассказа – “Хамелеон” – является аллегорией. Ящерица-хамелеон чрезвычайно легко меняет свою окраску, пристраиваясь к изменениям к окружающей среде. Но когда человек, да еще и служитель правосудия, как Очумелов, без всякого зазрения совести, беззастенчиво и коренным образом меняет свой взгляд на то же явление по нескольку раз за минуту, – тогда такое “хамелеонство” позорное и его надо вы искоренять. Так с легкой руки Чехова разнообразных приспособленцев и сегодня презрено называют хамелеонами.
Еще одним средством создания комического является ирония – скрытая насмешка над кем-то или чем-то. Она заключается в том, что выражение словно “берется в кавычки” – и означает прямо противоположное тому, о чем в нем говорится. Так, в рассказе Чехова “Толстый и тонкий” сказано, что тонкий и его семья были “приятно удивлены” сценой встречи с толстым. Но тот же “отвернулся от тонкого”, потому что ему надоело от позорного самоунижения бывшего школьного товарища. Поведение тонкого и его сына удивительно напоминает поведение Очумелова с рассказ “Хамелсон”. Если сначала Нафанаил прежде чем снять шапку “немного подумал” (не много ли чести для незнакомца?), то потом – “опустил картуз” от уважения к высокому чину толстого. Поэтому выражение “приятно удивлены” можно считать иронией.
Все эти средства создания комичного играют важную роль в характеристике персонажей и раскрытии идеи произведения – засуженное подлизывание, самоунижение, чинопочитание и слабый дух это проявлений внутреннего рабства человека.
Смех сильное оружие, ведь по высказываниям Вольтера, “все, что стало смешным, то уже не может угрожать”.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Средства создания комического в рассказах Чехова