Размышления у парадного подъезда

ЛИРИКА

Размышления у парадного подъезда (1858)

Стихотворение было впервые опубликовано в газете “Колокол” (1860). А. И. Герцен так прокомментировал эту публикацию: “Мы очень редко помещаем стихи, но такого рода стихотворение нет возможности не поместить”.

Само название стихотворения (“Размышления…”) указывает на одические традиции Ломоносова и Державина. Однако традиции переосмыслены Некрасовым, “высокие” некрасовские слова не однозначны, как у Ломоносова. В тексте стихотворения явно прослеживается перекличка с одой Державина “Вельможа”. С первых строк поэт обличает лжеторжественность, “парад холопства, торжество холуйства”:

Вот парадный подъезд.

По торжественным дням

Одержимый холопским недугом,

Целый город с каким-то испугом

Подъезжает к заветным дверям;

Записав свое имя и званье,

Разъезжаются гости домой,

Так глубоко довольны собой,

Что подумаешь – в том их призванье!

А в обычные дни этот пышный подъезд

Осаждают убогие лица:

Прожектеры, искатели мест,

И преклонный старик и вдовица.

В отличие от оды Державина (в которой к вельможе приходят просители, в том числе и вдова) у Некрасова появляются просители-мужики – символический образ деревенской России. Поэт рисует крайнюю степень нищеты, горя и униженности крестьян. “Крест на шее и кровь на ногах” выступают символом страдания и подвижничества. Швейцар прогоняет просителей, не приняв “скудные лепты”.

И пошли они, солнцем палимы,

Повторяя: “Суди его бог!”

Разводя безнадежно руками,

И покуда я видеть их мог,

С непокрытыми шли головами.

Затем поэт вводит читателя в покои вельможи, погруженного в негу и роскошь. В самом стихотворении эта часть отделена, резко меняется размер и рифмовка.

Ты, считающий жизнью завидною

Упоение лестью бесстыдною,

Волокитство, обжорство, игру, –

Пробудись!

Описание старости вельможи, его “аркадской идиллии” резко контрастирует с общим содержанием произведения. Поэт не дает вельможе умереть на родине, к которой тот не причастен:

Убаюканный ласковым пением,

Средиземной волны, – как дитя,

Ты уснешь, окружен попечением

Дорогой и любимой семьи

(Ждущей смерти твоей с нетерпением).

Авторское отношение проявляется в строках:

… герой,

Втихомолку проклятый отчизною,

Возвеличенный громкой хвалой!..

Напряженный лиризм стихотворения разрешается стоном-песней, в которой предстает обобщенный образ русской земли:

… родная земля,

Назови мне такую обитель,

Я такого угла не видал,

Где бы сеятель твой и хранитель,

Где бы русский мужик не стонал!

В кульминации стихотворения появляется тема Волги – извечной героини русских народных песен:

Выдь на Волгу: чей стон раздается

Над великою русской рекой?

Этот стон у нас песней зовется –

То бурлаки идут бечевой.

Волга! Волга!.. Весной многоводной

Ты не так заливаешь поля,

Как великою скорбью народной

Переполнилась наша земля, –

Где народ, там и стон…

Завершает стихотворение мучительный вопрос, обращенный к народу:

…Эх, сердечный!

Что же значит твой стон бесконечный?

Ты проснешься ль, исполненный сил,

Иль, судеб повинуясь закону,

Все, что мог, ты уже совершил –

Создал песню, подобную стону,

И духовно навеки почил?..

Размышления у парадного подъезда
Server: 19.9MB | MySQL:26 | 2.017sec