Быт и нравы “темного царства” (по пьесе А. Н. Островского “Гроза”)

Александр Николаевич Островский впервые в русской литературе глубоко и реалистично изобразил быт и нравы купечества, нарисовал колоритные образы самодуров. Он осмелился заглянуть за железные купеческие ворота, не побоялся открыто показать “силу косности”, “онемелости”.

Драматические конфликт в “Грозе” (1860 г.) заключается в столкновении отживающей морали самодуров с новой моралью людей, в душах которых пробуждается чувство человеческого достоинства. В пьесе важны сам фон жизни, сама обстановка.

Мир “темного царства”

основан на страхе и денежном расчете. Непосредственная денежная зависимость заставляет Бориса “быть почтительным” с “ругателем” Диким. Безропотно послушен матери Тихон, хотя в финале пьесы до своеобразного “бунта” поднимается даже он. Хитрят и изворачиваются конторщик Дикого Кудряш и сестра Тихона Варвара. Проницательное сердце Катерины чувствует фальшь и бесчеловечность окружающей жизни: “Да здесь все, как будто из-под неволи”.

Образы самодуров в “Грозе” сложны, они лишены психологической однозначности. Дикой – богатый купец, значительное лицо в городе Калинове.

Власти его на первый взгляд ничего не угрожает. Савел Прокофьевич, по меткому определению Кудряша, “как с цепи сорвался, чувствует себя хозяином жизни и вершителем судеб подвластных ему людей”. Разве не об этом говорит отношение Дикого к Борису? Окружающие боятся рассердить чем-нибудь Савела Прокофьевича, жена трепещет перед ним.

Вместе с тем, как уже было сказано, образ Дикого достаточно сложен. Крутой нрав “значительного лица в городе” наталкивается не на какой-то внешний протест, а на внутреннее самоосуждение. Савел Прокофьевич сам не рад своему “сердцу”, и в этом заключается страшный для устоев “темного царства” смысл: самодурство настолько противоестественно и бесчеловечно, что изживает самое себя, утрачивает какие-либо нравственные оправдания своего существования.

“Самодуром в юбке” можно назвать и богатую купчиху Кабанову. В разговоре с сыном и невесткой Кабаниха лицемерно вздыхает: “Ох, грех тяжкий! Вот долго ли согрешить-то!” За этими притворными восклицаниями кроется властный, деспотический характер. Марфа Игнатьевна активно отстаивает устои “темного царства”, пытается покорить их мертвящей силе Тихона и Катерину. Отношения между людьми в семье должны, по мысли Кабановой, регулироваться законом страха. Желание Марфы Игнатьевны во всем следовать прежним традициям проявляется в сцене прощания Тихона с Катериной.

Существенную роль в пьесе Островского играет образ странницы Феклуши. На первый взгляд перед нами второстепенный персонаж. На самом деле Феклуша является миротворцем и защитником “темного царства”. Смысл ее рассуждений о “салтане махнуте персидском” и “салтане магнуте турецком” в том, что у нас “закон праведный”.

Феклуша предчувствует гибель “темного царства”. Зловещий призрак конца она усматривает в убыстрении хода времени. И действительно, время работает против “темного царства”.

Островский приходит в пьесе к масштабным художественным обобщениям, создает образы почти символические. Примечательна авторская ремарка в начале четвертого действия пьесы: “На первом плане узкая галерея со сводами старинной, начинающей разрушаться постройки…” Именно в этом обветшалом мире, из самой глубины его звучит признание Катерины. Судьба героини столь трагична прежде всего потому, что восстала она против собственных же домостроевских представлений о добре и зле. Финал пьесы говорит нам, что жить в “темном царстве” хуже смерти” (Добролюбов). Необходимость пробуждения человека в человеке, реабилитация живого человеческого чувства, приходящего на смену фальшивому аскетизму, составляют, как мне кажется, непреходящее достоинство пьесы Островского. И в наши дни она помогает преодолевать силу “косности”, “онемелости”.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Быт и нравы “темного царства” (по пьесе А. Н. Островского “Гроза”)