“ЗВУЧАЛ, КАК КОЛОКОЛ НА БАШНЕ ВЕЧЕВОЙ…” (политическая лирика А. С. Пушкина)

“Звучал, как колокол на башне вечевой…” – этими словами М. Ю. Лермонтова о стихах своего предшественника хотелось бы начать рассуждения о политической лирике А. С. Пушкина.

Молодой А. С. Пушкин, только что окончивший Царскосельский лицей, оказался перед прозой жизни, столкнулся с несправедливостью крепостнического строя. Россия после славных побед над Наполеоном начинала поддаваться губительному гниению изнутри. Не выдерживая испытания временем, рушились вековые устои самодержавия, Захватническая внешняя политика царя хоть

в какой-то мере должна была затушевать классовые противоречия, отвести взгляд здравомыслящего человека от проблем внутренних, разжечь в каждом чувство национализма…

Россия превращалась в “жандарма Европы”, сама задыхаясь под властью тирана.

Увы! куда ни брошу взор –

Везде бичи, везде железы,

Законов гибельный позор,

Неволи немощные слезы.

Это – ода “Вольность” А. С. Пушкина. Но не только пессимизмом веет от этого произведения поэта. Оно призывает и к борьбе: “Восстаньте, падшие рабы!” Стихотворение “К Чаадаеву”: – философские раздумья молодого человека,

который должен сделать выбор в жизни. Выбор этот приходилось делать каждому, избирая дорогу “народного заступника” или дорогу “раба”. Рылеев, Пестель, Кюхельбекер, Чаадаев, Пушкин выбрали первый путь: Любви, надежды, тихой славы Недолго нежил нас обман, Исчезли юные забавы, Как сон, как утренний туман… А. С. Пушкин утверждает и проповедует не уход от борьбы, не пассивную романтику со стонами, вздохами, а битву за светлое будущее Отчизны:

Но в нас горит еще желанье,

Под гнетом власти роковой

Нетерпеливою душой

Отчизны внемлем призыванье.

Мы ждем с томленьем упованья

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуты верного свиданья.

“Минута вольности святой” – разве ради этого не стоит жить?! Верой в грядущее счастье народов России пронизаны последние строки этого послания:

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья.

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

Гимн свободе, прозвучавший здесь, утверждает еще и необходимость посвятить всего себя борьбе. Когда все люди осознают эту необходимость, только тогда они сумеют искоренить “барство дикое”, которое “без чувства, без закона присвоило себе насильственной лозой и труд, и собственность, и время земледельца”.

Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы!

– призывает поэт. В стихотворении “Деревня” поэт использует антитезу, с помощью которой он противопоставляет красоту русской природы суровой правде жизни. Этим он добивается такого реального изображения “невежества”, что становится страшно и горько видеть язвы на теле Родины:

Здесь девы юные цветут

Для прихоти бесчувственной злодея…

Злые языки обвиняли поэта в отсутствии патриотизма. Да, действительно, патриотизм поэта – это не восхваление самодержавия и царской семьи, не восхваление внешнеполитической деятельности царизма, не преклонение перед “либерализмом” бюрократического аппарата государства. Он бичует и обличает все это. Это патриотизм, который разовьет М. Ю. Лермонтов в своих произведениях “Прощай, немытая Россия!”, “Родина” и других.

А. С. Пушкин никогда не боялся высказывать такие мысли, от которых у царя и его сановников “ползали мурашки по телу”:

Мы добрых граждан позабавим,

И у позорного столпа

Кишкой последнего попа

Последнего царя удавим.

На вопрос Николая I, где был бы поэт 14 декабря 1825 года, если бы находился в Петербурге, Пушкин ответил: “С друзьями”, то есть с декабристами, на Сенатской площади.

Служение Отчизне – эту идею поэт пронес через всю жизнь. В эпоху махровой реакции, последовавшей за разгромом восстания 1825 года, он находит в себе силы заявить: “Я гимны прежние пою…” В послании “В Сибирь” поэт пишет о благородном поприще своих товарищей:

Во глубине сибирских руд

Храните гордое терпенье,

Не пропадет ваш скорбный труд

И дум высокое стремленье

Поэт верит, что одиночество его не вечно, справедливость восторжествует и он снова увидит своих друзей на свободе.

Поэт всегда вольно или невольно соприкасается с государственной властью. Из этого, как показала история, не получается ничего хорошего для поэта и ничего полезного для власти.

Однако надежда на просвещенного правителя никогда не покидала людей искусства. Поэтому Александр Пушкин обращается к Николаю I, только что – взошедшему на престол, со своеобразной интерпретацией “Фелицы”, адресованной в свое время Г. Державиным Екатерине II.

Нужно обладать смелостью и огромным талантом, чтобы поучать монарха. Но все же Пушкин идет и на некоторый моральный компромисс, проводя параллель между “мятежами и казнями” “начала славных дней Петра” и кровавым завершением восстания декабристов, где большинство пострадавших были близкими поэту людьми.

Как объяснить этот компромисс? Во-первых, А. С. Пушкин был истинным сыном своей монархической эпохи. Он верит в “рабство, падшее по манию царя”.

Во-вторых, поэт, ставя столь высокую планку Николаю I, желает смягчить участь своих друзей, внушив монарху, что можно “правдой привлечь сердца” и “нравы укротить наукой”. Александр Пушкин мечтает видеть на троне мудрого царя. Образованный и совестливый самодержец – идеал русского народа.

Однако продолжались гонения на свободомыслящих людей. И не все выдерживали. Некоторые гнули спины под все ожесточающимся напором реакции, другие, замаливая “грехи молодости”, переходили в лагерь царизма. Но неколебимо высилась фигура гиганта – фигура Пушкина. Он был одним из немногих, кто продолжал петь песнь Свободе, Равенству и Братству.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)


“ЗВУЧАЛ, КАК КОЛОКОЛ НА БАШНЕ ВЕЧЕВОЙ…” (политическая лирика А. С. Пушкина)