Тема поэта и поэзии в творчестве А. Ахматовой

В русской классической литературе тема поэта и поэзии является одной из ведущих. Стихи такого рода всегда представляют собой своеобразный творческий самоотчет, напряженную авторскую исповедь, почему и приковывают к себе внимание читателя. Поэт в XIX веке – пророк, его слово – оружие в борьбе с общественными недугами. В кризисном XX веке понимание поэзии и ее значимости безмерно усложнилось, хотя в главном и осталось незыблемым.

Как же звучит эта тема в творчестве А. Ахматовой?

Как известно, юношеские стихи Ахматовой тесно связаны

с акмеизмом. Если символисты считали поэта пророком, вещающим о тайнах бытия, ведущим “от реального к реальнейшему”, то акмеистическое представление о поэте гораздо более приземлено. Поэзия – ремесло, поэт – мастер, знающий законы этого ремесла.

Он не устремляется в заоблачные выси, а живет, как и другие люди, на земле, точно так же, как они, любит, страдает, ждет. Поэтому образ поэта в ахматовской лирике так конкретен и осязаем, воссоздан в бытовых, прозаических подробностях:

И кажется лицо бледней

От миловеющего шелка,

Почти доходит до бровей

Моя незавитая челка.

…В этом сером,

будничном платье

На стоптанных каблуках…

Поэт – обычный человек среди людей, но взгляд его на мир необычен. Поэтический взгляд на мир для Ахматовой – взгляд, соединяющий не связанные в обыденном сознании вещи:

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки,

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

Ива на небе кустом распластала

Веер сквозной.

Может быть, лучше, что я не стала

Вашей женой.

Примеры такого “сопряжения далековатых понятий” можно множить до бесконечности. Главное здесь – создание нового мира, наполненного живыми, напряженными, причудливыми связями, не существующими нигде, кроме поэтического слова.

Так поэтическое слово у Ахматовой становится отдельной реальностью со своими законами. Возможно, именно поэтому у Ахматовой, как ни у кого из поэтов серебряного века, разветвленные и глубокие отношения с Музой:

А Муза в дырявом платке

Печально поет и уныло.

В жестокой и юной тоске

Ее чудотворная сила;

Муза-сестра заглянула в лицо,

Взгляд ее ясен и ярок.

А недописанную мной страницу,

Божественно спокойна и легка,

Допишет Музы смуглая рука.

“Муза-сестра” близка, человечна, сострадательна. Сострадательность ее проявляется прежде всего в том, что она освобождает от мук любви:

Слаб голос мной, но воля не слабеет.

Мне даже легче стало без любви.

Как прошлое над сердцем власть теряет!

Так неразделенная любовь становится источником поэтического творчества. Поэтическое творчество у Ахматовой – это прежде всего воплощение памяти: любовной, исторической, культурной.

Ведь только стихи оказываются у Ахматовой прибежищем любви, которой нет места в реальной жизни:

Лишь голос моей поет в твоих стихах,

В моих стихах твое дыханье веет…

Именно поэтому память любви – огонь, в котором поэт обречен “петь и гореть”, при этом переживая смертную муку и оживая снова, “чтоб после, как Феникс из пепла, в эфире восстать голубом”.

Умирая и воскресая, поэт остается прочно укорененным в культуре и истории. Он постоянно чувствует себя вместилищем прошлого, в котором это прошлое начинает свою новую жизнь. Очень характерно, что Муза Ахматовой, при всем ее своеобразии, о котором говорилось выше, оказывается той, что “Данту диктовала страницы Ада”, то есть не только своей, но и чужой. Об этом парадоксе поэтического творчества Ахматова высказалась в следующем четверостишии:

Не повторяй – душа твоя богата –

Того, что было сказано когда-то.

Но, может быть, поэзия сама –

Одна великолепная цитата.

Действительно, в ахматовских произведениях много цитат из произведений других поэтов Но все-таки поэзия для Ахматовой – не комбинирование цитат, не “игра в бисер”. Ведь за любой цитатой – переживание, часто мучительное, поэзия для Ахматовой – возвращение прошлого в самых мучительных его моментах. Судьба поэта – судьба Лотовой жены в одноименном стихотворении. Возвращая прошлое, стремясь “посмотреть на красные башни родного Содома”, которые в этот момент уже разрушены Божьим гневом, поэт жертвует жизнью.

Он превращается в соляной столб и терпит муку этого превращения. Именно такое ощущение поэзии сделало необходимым появление такого произведения, как “Реквием”.

Итак, поэтическое самоопределение у Ахматовой тесно связано с самоопределением нравственным. Нравственные устои ахматовской поэзии – сопереживание чужой боли, чувство сопричастности миру и совиновности за все его беды.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 2.50 out of 5)


Тема поэта и поэзии в творчестве А. Ахматовой