“СКАЗКА О МЕРТВОЙ ЦАРЕВНЕ И О СЕМИ БОГАТЫРЯХ”

А. С. ПУШКИН

СКАЗКА О МЕРТВОЙ ЦАРЕВНЕ И О СЕМИ БОГАТЫРЯХ

Царь с царицею простился,

В путь-дорогу снарядился,

И царица у окна

Села ждать его одна…

Девять месяцев проходит,

С поля глаз она не сводит,

Вот в сочельник в самый, в ночь

Бог дает царице дочь.

* * *

Утром из похода возвращается царь. Царица взглянула на долгожданного гостя, вздохнула и…умерла.

* * *

Долго царь был неутешен,

Но как быть? и он был грешен;

Год прошел, как сон пустой.

Царь женился на другой.

Правду молвить, молодица

Уж и впрямь была царица:

Высока, стройна, бела,

И умом, и всем взяла;

Но зато горда, ломлива,

Своенравна и ревнива.

Ей в приданое дано

Было зеркальце одно…

Царица только со своим зеркальцем и разговаривает приветливо. Еще бы! Спрашивает царица:

“Я ль на свете всех милее,

Всех румяней и белее?”

И ей зеркальце в ответ:

“…Ты, царица, всех милее,

Всех румяней и белее”.

Тем временем подрастает царевна – дочь царя:

Белолица, черноброва,

Нраву кроткого такого.

И жених сыскался ей,

Королевич Елисей.

Задав зеркальцу привычный вопрос, царица ожидает привычного ответа, но правдивое зеркальце произносит:

“Ты прекрасна, спору нет,

Но царевна всех милее,

Всех румяней и белее”.

Царица хлопнула по зеркальцу рукой:

“Ах ты, мерзкое стекло!

Это врешь ты мне назло!

…Но скажи: как можно ей

Быть во всем меня милей?”

Зеркальце упорствует, что “всех милей” все-таки царевна. Тогда злобная и завистливая царица бросает зеркальце под лавку и зовет Чернавку – свою служанку, “сенную девушку”.

Мачеха велит отвести царевну “в глушь лесную”, связать и оставить на съедение волкам.

Царевна в лесу молит служанку о пощаде. Чернавка отпускает девушку, а царице говорит:

“Крепко связаны ей локти;

Попадется зверю в когти,

Меньше будет ей терпеть,

Легче будет умереть”.

Народ толкует о пропаже царской дочери. Королевич Елисей отправляется на поиски своей невесты.

Девушка, блуждая по лесу, набрела на терем. Ее встретил ласковый игривый пес.

И царевна очутилась

В светлой горнице; кругом

Лавки, крытые ковром,

Под святыми стол дубовый,

Печь с лежанкой изразцовой.

Видит девица, что тут

Люди добрые живут…

Иконы святых, весь облик избы убеждают царевну в том, что хозяева ее не обидят. Она обходит избу, наводит порядок…

Засветила Богу свечку,

Затопила жарко печку,

На полати взобралась

И тихонько улеглась.

Час обеда приближался,

Топот по двору раздался:

Входят семь богатырей,

Семь румяных усачей.

Старший молвил: “Что за диво!

Все так чисто и красиво.

Кто-то терем прибирал

И хозяев поджидал.

Кто же? Выдь и покажися,

С нами честно подружися.

Коль ты старый человек,

Дядей будешь нам навек.

Коли парень ты румяный,

Братец будешь нам названый.

Коль старушка, будь нам мать,

Так и станем величать.

Коли красная девица,

Будь нам милая сестрица”.

Девушка выходит к братьям, кланяется им в пояс, извиняется, что зашла непрошеной. По ее речи и учтивым манерам братья догадываются, что она – царевна.

Братья поселили царевну наверху в светлице. Утром они отправлялись на охоту или на бой с татарами и сарацинами, а царевна прибирала в тереме и готовила еду.

Однажды братья пришли в светлицу и предложили царевне выбрать одного из них себе в мужья, а всем остальным по-прежнему остаться милой сестрицей.

Царевна отвечает:

“Для меня вы все равны,

Все удалы, все умны,

Всех я вас люблю сердечно;

Но другому я навечно

Отдана. Мне всех милей

Королевич Елисей”.

Братья “потихоньку удалились”.

…И согласно все опять

Стали жить да поживать.

А что же царица? Она “долго дулась и сердилась” на свое зеркальце. Наконец опять стала перед ним красоваться:

“Здравствуй, зеркальце! скажи

Да всю правду доложи:

Я ль на свете всех милее,

Всех румяней и белее?”

И ей зеркальце в ответ:

“Ты прекрасна, спору нет;

Но живет без всякой славы

Средь зеленыя дубравы,

У семи богатырей

Та, что все ж тебя милей…”

Царица “налетела на Чернавку”, и “та призналася во всем”. Мачеха решила во что бы то ни стало погубить падчерицу.

Под видом нищей черницы (монашки) она подбирается к терему, где царевна прядет под окном, поджидая братьев.

Пес бросается нищенке наперерез, злобно лает – чует беду. Добрая девушка кидает “старухе” хлеб. А та в ответ кинула ей “наливное, молодое, золотое” яблочко.

Пес пытался помешать девушке поймать яблоко, жалобно выл, заглядывал ей в глаза, будто хотел сказать: “Брось!”

Девушка, ласково потрепав собаку: “Что, Соколко, что с тобою? Ляг!”, – вошла в дом.

Подождать она хотела

До обеда, не стерпела,

В руки яблочко взяла,

К алым губкам поднесла,

Потихоньку прокусила

И кусочек проглотила…

Вдруг она, моя душа,

Пошатнулась не дыша…

Царевна, бездыханна и недвижима, упала на лавку под образами…

Братья в ту пору домой

Возвращалися толпой

С молодецкого разбоя.

Им навстречу, грозно воя,

Пес бежит и ко двору

Путь им кажет…

На глазах у братьев пес проглотил яблоко и упал мертвым. Яблоко было отравлено!

Братья не решились похоронить мертвую царевну: она лежала, словно спящая…

Через три дня братья положили царевну в хрустальный гроб и отнесли в горную пещеру. Гроб повесили на цепях промеж шести столбов и оградили решеткой.

“Нами ты была любима

И для милого хранима –

Не досталась никому,

Только гробу одному”.

В этот день злая царица услышала от зеркальца прежний ответ:

“…Ты на свете всех милее,

Всех румяней и белее”.

Королевич Елисей тем временем ищет свою невесту по всему свету. Спрашивает он у солнца: не видело ли оно молодую царевну?

Солнце отправляет царевича к месяцу, но и тот не видал невесты Елисея.

Елисей, не унывая,

К ветру кинулся, взывая:

“Ветер, ветер! Ты могуч,

Ты гоняешь стаи туч,

Ты волнуешь сине море,

Всюду веешь на просторе.

Не боишься никого,

Кроме Бога одного.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видал ли где на свете

Ты царевны молодой?

Я жених ее”. “Постой, –

Отвечает ветер буйный, –

Там за речкой тихоструйной

Есть высокая гора,

В ней глубокая нора;

В той норе, во тьме печальной,

Гроб качается хрустальный

На цепях между столбов.

Не видать ничьих следов

Вкруг того пустого места,

В том гробу твоя невеста”.

Ветер дале побежал.

Королевич зарыдал…

Он решил посмотреть на свою невесту в последний раз.

И о гроб невесты милой

Он ударился всей силой.

Гроб разбился. Дева вдруг

Ожила…

…И трубит уже молва:

Дочка царская жива!

И опять зеркальце на вопрос царицы отвечает, что “царевна все ж милее, все ж румяней и белее”.

Злая мачеха, вскочив,

Об пол зеркальце разбив,

В двери прямо побежала

И царевну повстречала.

Тут ее тоска взяла,

И царица умерла.

Лишь ее похоронили,

Свадьбу тотчас учинили,

И с невестою своей

Обвенчался Елисей;

И никто с начала мира

Не видал такого пира;

Я там был, мед, пиво пил,

Да усы лишь обмочил.

Комментарий. Сказка Пушкина, несмотря на кажущуюся внешнюю простоту, свойственную всему творчеству поэта, является глубокой по смыслу и сложной по психологической насыщенности. Юной царевне автор противопоставляет злую мачеху.

Молодую девушку поэт рисует доброй, кроткой, трудолюбивой и беззащитной. Ее внешняя красота соответствует красоте внутренней. Трудно ей жить в мире, где есть зависть, зло и обман.

Совсем иной предстает перед нами царица-мачеха. Она тоже красавица, но “гневлива”, и ревнива, и завистлива.

Мысль о том, что красота внешняя – ничто без красоты внутренней, пронизывает всю сказку. Молодую царевну многие любили. Возникает вопрос, почему же они не спасли ее. Да потому, что только королевич Елисей любил ее по-настоящему, искренне и преданно.

Действительно, обратимся к сказке. Правдивое зеркальце невольно выдавало царевну. Один раз пожалевшая девушку Чернавка тоже оказалась способной на предательство. А доброта и сердечность лесных братьев были лишены настоящей глубины.

Верная любовь королевича Елисея спасает царевну, пробуждая ее от вечного сна.

Зло, утверждает поэт, не всесильно, оно терпит поражение.

Злая царица-мачеха, хоть “умом и всем взяла”, не уверена в себе. Поэтому и в зеркальце она нуждается постоянно. Умирает царица-мачеха от зависти и тоски. Так Пушкин показал внутреннюю несостоятельность и обреченность зла.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
“СКАЗКА О МЕРТВОЙ ЦАРЕВНЕ И О СЕМИ БОГАТЫРЯХ”