Рецензия на рассказ А. П. Чехова “Студент”

Мне повезло. Впервые познакомился я с рассказом А. П. Чехова “Студент” на концерте замечательного чтеца Александра Познанского. Тогда, давно, услышав этот рассказ вместе с “Иудой Искариотом” Л. Н. Андреева и стихотворениями Бориса Пастернака, я, наверное, впервые увидел в Чехове не только тонкого юмориста, но и глубокого философа и прекрасного художника слова.

Мне открылась новая грань чеховского таланта, ставшая явной не в место, а вместе с его искусством смеяться.

“Погода в начале была хорошая, тихая. Кричали дрозды, и по

соседству в болотах что-то живое жалобно гудело, точно дуло в пустую бутылку” – так начинает Чехов свой рассказ. Нескольких предложений достаточно, чтобы читатель ощутил себя непосредственным свидетелем происходящего. Вдохнув полной грудью весенний воздух, в котором “раскатисто и весело” звучит выстрел охотника, прислушиваемся к тихому весеннему лесу.

И снова, одно-единственное слово заставляет читателей судорожно вздрогнуть от холода: “некстати”. Всеми чувствами своими воспринимаем мы это “некстати”. Чувствуем, как холоден подувший ветер, видим, как по весенним лужам потянулись

ледяные иглы, слышим, как “глухо” стало в лесу, ощущаем даже, как “запахло зимой”.

Благодаря такому “вступлению”, с полуслова понимается и ощущается читателем состояние главного героя рассказа – Ивана Великопольского, студента духовной академии. Человеку, оказавшемуся в такой обстановке, не просто холодно – он чувствует тоску и безысходность, чувствует холод во всем мире и в душе своей. “Ему казалось, что этот внезапно наступивший холод нарушил во всем порядок и согласие, что самой природе жутко…”

Под стать состоянию и мысли Ивана. Следуя особенности своего мышления, он от своего, частного, конкретного поднимается в мыслях к всеобщему, надысторическому, выходит на уровень обобщения и осмысления того, что видит и чувствует. Но во всем: и в теперешнем своем состоянии, и в жизни своей, и в истории – видит Иван лишь холод, ветер и страдания. “И теперь, пожимаясь от холода, студент думал о том, что точно такой же ветер дул и при Рюрике, и при Иоанне Грозном, и при Петре, и что при них была точно такая же лютая бедность, голод; такие же дырявые соломенные крыши, невежество, тоска, такая же пустыня кругом, мрак, чувство гнета – все эти ужасы были, есть и будут, и оттого, что пройдет еще тысяча лет, жизнь не станет лучше”.

Рядом с именами Рюрика, Иоанна, Петра – великих деятелей русской истории – стоят вечные “ветер”, “голод”, “чувство гнета”. Причем автор подчеркивает неизменность людских несчастий вне зависимости от времени, повторяя сходные синтаксические конструкции: “точно такой же ветер”, “точно такая же лютая бедность”, “такая же пустыня кругом”. Подчеркивают эту неизменность и три глагольные формы: “были, есть и будут”.

Прошлое, настоящее и будущее объединены ветром, голодом и страданиями.

Из этого Иван делает неутешительный вывод: жизнь никогда не станет лучше, что бы ни делали люди. Однако остановиться на этом выводе нельзя, он с неизбежностью влечет за собой вопрос, прямо ни автором, ни героем не сформулированный, но подразумевающий: для чего жить? В чем смысл человеческого бытия, если оно до того мимолетно, скоротечно, что не меняет ничего в общей картине мира?

Если не смогли избавить людей от “ужасов” ни Рюрик, ни Иван, ни Петр, что делать мне, для чего мне жить?

Полный таких мыслей, Иван не хочет возвращаться к своей жизни, в которой он ничего не может изменить. “Ему не хотелось домой”.

Внимание читателя наверняка сразу обращается на то, что эпизод отречения Петра рассказывается Иваном очень эмоционально, он чувствует какую-то связь между собой и евангельским персонажем. Тогда была такая же унылая длинная, страшная ночь, и так же, как Иван, был изнеможен и замучен тоской и тревогой Петр, и так же грел у огня свои озябшие руки. Рассказ Ивана находит, может быть, не вполне ожиданный им отклик в душах слушательниц.

Одна из них плачет, а вторая смущается, словно чувствуя “сильную боль”.

В этом рассказе Чехов употребил нечто вроде кольцевой композиции: Иван из темноты видит костер, идет к нему, говорит с женщинами и опять уходит в темноту, откуда видит лишь огонь, но не людей вокруг него. Эта особенность подчеркивается употреблением Чеховым слова “опять”: “опять наступили сумерки… возвращается зима”. Однако в мыслях, в душе Ивана подобного возвращения нет, недаром встречаются в тексте как контекстуальный антоним слову “опять” слово “теперь”.

Иван думает о другом, о том, что события евангельских времен имеют отношение и к настоящему, что Василиса “всем своим существом заинтересована в том, что происходило в душе Петра”.

И только сейчас герой оказывается способным понять, что главное в человеческой жизни “и вообще на земле” – правда и красота, продолжающиеся непрерывно до сего дня. Только сейчас он смог ощутить чувство молодости, здоровья, силы. Только сейчас узнаем мы, читателе, что герою, размышлявшему в начале рассказа о бесцельности и бессмысленности бытия, двадцать два года.

Только сейчас чувствует герой “невыразимо сладкое ожидание счастья, неведомого, таинственного счастья”. И только сейчас, ощутив себя частью жизни, видит он жизнь “восхитительной, чудесной и полной высокого смысла”.

Главный конфликт чеховских произведений – конфликт между человеком и жизнью, скоротечностью человеческого бытия – получает одно из возможных своих разрешений в этом рассказе, подобно Пьеру Безухову из романа Л. Н. Толстого “Война и мир”, отвечающему на вопрос “Зачем жить?” словами “Затем, что есть Бог, тот Бог, без воли которого не упадет волос с головы человеческой”, – находит свой ответ и Иван Великопольский, студент, молодой человек, начинающий жить: “Затем, что в мире есть правда и красота, и жизнь моя – часть той цепи событий, что объединены правдой и красотой”.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 4.00 out of 5)


Рецензия на рассказ А. П. Чехова “Студент”