Прием контраста в поэме А. А. Блока “Двенадцать”


План

I. Поэма “Двенадцать” – поэтическое осмысление революционных событий.

II. Прием контраста – излюбленный прием Блока.

1. Язык живописи в трех контрастных цветах.

2. Контраст персонажей в поэме Блока.

3. Диссонанс лихого частушечного ритма и мрачного содержания.

4. Контрастная картина революционной жизни.

5. Самый разительный прием контраста – в названии поэмы.

III. Полярное восприятие революционных событий разными людьми.

Одно из самых известных произведений А. Блока – поэма “Двенадцать” – посвящено поэтическому осмыслению революционных событий.

Прием контраста – излюбленный прием Блока. Во многих его произведениях прекрасное вырисовано на фоне уродливого, утонченное соседствует с грубым, мистика с обыденной реальностью. Не изменил себе поэт и в своей непростой поэме.

Контраст в поэме “Двенадцать” начинается с “цветового решения”: все произведение, говоря языком живописи, выдержано в трех контрастных цветах – черном, белом и красном. Первые же слова поэмы создают этот цветовой фон: “Черный вечер. Белый снег”. И на этом фоне

От здания к зданию

Протянут канат.

На канате – плакат:

“Вся власть Учредительному Собранию!” –

Очевидно, традиционного красного цвета. И дальше по тексту цветов не прибавляется до самого финала. Мы видим лишь

черное небо, черные стволы винтовок, красные флаги и красную Катькину кровь на белом снегу. Да еще красный огонь “мирового пожара”, что собираются “раздуть” революционеры. Жесткость и резкость нарисованной этими цветами картины событий тем более бросается в глаза, что такая палитра совершенно не характерна для Блока – любителя смутных полутонов.

Контрастируют между собой и персонажи. Поместив “барыню в каракуле” рядом с бродягой и нищей старушкой в одной строфе, Блок напомнил о пропасти, разделяющей их в социуме.

Контрастирует лихой частушечный ритм отрывка:

Как пошли наши ребята

В красной гвардии служить –

В красной гвардии служить –

Буйну голову сложить!

С его мрачным содержанием. Тут же и “горе-горькое, сладкое житье”, и “рваное пальтишко” с “австрийским ружьем”, дополняющие контрастную картину революционной жизни.

Контраст составляют также настроение и реплики самих Двенадцати и второстепенных персонажей. Решительные, нарочито громкие, ступающие к одной им ведомой цели ровным, “державным” шагом, двенадцать патрульных проходят мимо растерянной старушки которая “как курица,//Кой-как перемотнулась через сугроб”, воскликнув, что “большевики загонят в гроб”; мимо барыни в каракуле, которая жалуется другой: “Уж мы плакали-плакали…” – и неуклюже падает; мимо “буржуя”, согнувшегося безмолвным вопросительным знаком; мимо писателя, говорящего вполголоса: “Предатели!// Погибла Россия!”. О чем “убивается, плачет” старушка? А барыня о ком плакала? О чем молчит “буржуй”? И кого называет предателями писатель? Уж не о том ли они скорбят, к чему так уверенно прокладывают путь Двенадцать с бодрым кличем “Вперед, рабочий народ!”?

Только этот клич эхом отдается в пустынных улицах, и одно эхо ему вторит. Потому что “Не слышно шуму городского,//Над невской башней тишина”, город замер, вместо того, чтобы приветствовать рабочий народ.

Но самый разительный прием контраста – в самом названии поэмы, заставляющем читателя вспомнить о двенадцати библейских апостолах и сравнить их человеколюбие, духовность и самоотверженность с жестокостью, грубостью и беззаконием новых апостолов. Контраст достигает кульминации в загадочном финале поэмы, когда сквозь бурю и размеренный, тяжелый “революцьонный” шаг “нежной поступью надвьюжной” проходит “в белом венчике из роз” Иисус Христос. И чувствуется, что эта легкая поступь победит, переживет какой угодно топот сапог, и этот венчик из роз не сомнет сталь винтовок, не тронет мороз.

С помощью приема контраста Блок подчеркнул противоречивые настроения в обществе того времени, полярное восприятие революционных событий разными людьми.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Прием контраста в поэме А. А. Блока “Двенадцать”