Поэт! В твоей предметы воле!

Размышления о поэзии А. С. Пушкина

Передо мной два не очень толстых тома, включающих в себя лирику Пушкина с 1813 по 1836 год. И чуть ли не в каждом стихотворении встречается упоминание о Музе. В разные годы жизни поэт постоянно рассуждает о своем значении.

В Лицее Пушкин уже затрагивает эту тему, но его стихи полны не раздумий, а радости жизни:

…Поэт! в твоей предметы воле!

Во звучны струны смело грянь,

С Жуковским пой кроваву брань

И грозну смерть на ратном поле.

Иль, вдохновенный Ювеналом,

Вооружись сатиры жалом,

Подчас

прими ее свисток,

Рази, осмеивай порок,

Шутя, показывай смешное

И, если можно, нас исправь…

Я думаю, Пушкину было по-настоящему необходимо знать: зачем он живет на свете, зачем дан ему поэтический Дар?

Творения поэта внушаются ему высшими существами: Музой, Фебом , позже – шестикрылым серафимом. Примем если Аполлон имеет над человеком таинственную власть , то Муза оказывается спутницей, подругой.

Мне кажется, одни творения Пушкина внушены ему Фебом, другие – более легкие, веселые – Музой. Муза внушает поэту и строки сатиры:

О, муза пламенной сатиры!

Приди на мой призывный

клич!

Не нужно мне гремящей лиры,

Вручи мне Ювеналов бич!.. …

О, сколько лиц бесстыдно-бледных,

О, сколько лбов широкомедных

Готовы от меня принять

Неизгладимую печать!

К кому же обращены творения Пушкина? Нередко его адресат не просто читатель, но “друг-стихотворец”. Но мне кажется, что чаще всего Пушкин пишет послание самому себе. Например, такое:

Поэт! Не дорожи любовию народной.

Восторженных похвал пройдет минутный шум;

Услышишь суд глупца и смех толпы холодной;

Но ты останься тверд, спокоен и угрюм…

Пушкин много размышлял о поэзии, но так и не ответил на вопрос о том, ради чего дается

человеку талант стихотворца. Читая его стихи, я начинаю это понимать. Наверное,

поэтический дар нужен для того, чтоб воздвигнуть “памятник нерукотворный”, пробуждая сердца людей от сна.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)


Поэт! В твоей предметы воле!