«Она — слепая и немая любовь — смысл человека» (по роману В. Гроссмана «Жизнь и судьба»)



Мне на плечи кидается век-волкодав,

Но не волк я по крови своей!

Запихай меня лучше, как шапку, в рукав

Жаркой шубы сибирских степей…

О. Мандельштам.

Роман В. Гроссмана «Жизнь и судьба» — книга, проникнутая идеями гуманизма, любви к людям. Произведение показывает неодолимость «человеческого в человеке». Фашизм и коммунизм оказываются бессильными «размолоть зернышко человечности». В аду бесчисленных концлагерей и гетто многие герои «жизни и судьбы» остаются людьми!

Одно из центральных мест в романе занимает образ старика Иконникова. Герой проходит свою школу жизни. Пожалуй, главное в этом потомке нескольких поколений священников — стремление к истине, справедливости, добру. Отсюда и увлечение толстовством во время учебы в Петербургском технологическом институте, и работа народным учителем, и странствия по всему свету на грузовом пароходе, и вступление в земледельческую коммуну после революции.

«…Он верил, что сельскохозяйственный коммунистический труд приведет к царству Божьему на земле». Однако реальная жизнь круто расходится с идеалом… Иконников становится свидетелем голода. Не покидая коммуны, герой проповедует Евангелие и вскоре оказывается в тюрьме. Война становится новым и самым суровым испытанием для Иконникова. В завоеванной немцами Белоруссии он прячет евреев, но по доносу


сам попадает в концлагерь.

Василий Гроссман подробно «пересказывает» содержание записок Иконникова. Идея добра изначально была всеобщей, но постепенно сужалась. Буддизм распространяет идею добра на все живое, однако христианство говорит уже о добром отношении применительно к людям. Далее происходит расчленение христианства на «добро» католиков, «добро» протестантов, «добро» православия. Дробление идеи добра усиливается от века к веку.

Однако люди могут быть и «бессмысленно добры». Им присуща та доброта, которая заставляет случайного прохожего поправить надломленную веточку на дереве, чтобы ей легче было вновь прирасти к стволу. Многие герои романа остаются верными человеческому началу в самих себе: капитан Греков, Христя Чуняк, маленький еврейский мальчик Давид…

Сталинград. Среди защитников осажденного фашистами дома мы видим юных Сережу Шапошникова и радистку Катю Венгрову. Нас покоряет благородство Грекова, отсылающего их в тыл. А ведь полевой командир на войне — царь и Бог. Если бы на месте Грекова был другой человек, решение могло бы быть совсем другим… Но «зерно человечности» уже дало всходы в сердце пехотного капитана. Бессознательное добро победило!

Интересен в романе и образ Христи Чуняк. Семья этой простой крестьянки пострадала от бесчисленных продразверсток, от беспощадной коллективизации и голода на Украине. В душе Чуняк живет сострадание ко всему живому. Христя не заражена вирусом тоталитарной или классовой идеологии. Героиня в человеке старается увидеть человека. Поэтому вполне естественно звучат ее слова о том, что «есть и неплохие немцы». Естественно и ее стремление спасти от голодной смерти Семенова.

Многие страницы романа «Жизнь и судьба» трудно читать без слез. Пронзительной болью проникнуты сцены, повествующие о трагической судьбе маленького Давида. Вся крошечная жизнь этого еврейского мальчика — бессознательный детский бунт против жестокости мира. Вот эшелон с евреями прибывает к великому городу смерти — крематорию. Звучит торжественная музыка. Софья Осиповна и маленький Давид идут в общей колонне евреев к чудовищному городу смерти. Перед газовой камерой мальчик выбрасывает заветную «куколку» — пусть живет! Он подарил ей жизнь, с которой ему самому предстояло расстаться так скоро. Его детское сердце сохранило трепетную радость и чистоту до самого конца.

Таким образом, роман В. Гроссмана «Жизнь и судьба» может быть назван выдающимся гуманистическим произведением ХХ века. Жаль, что в нашей стране многие поколения читателей были насильно отлучены от этой прекрасной книги… Однако я убежден, что человеку нельзя запретить быть добрым, честным, человечным. Запрет не сработает, зернышко человечности прорастет, ибо добро победить нельзя.




1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...


«Она — слепая и немая любовь — смысл человека» (по роману В. Гроссмана «Жизнь и судьба»)