ОЛЕСЯ

А. И. КУПРИН

ОЛЕСЯ

Судьба забросила героя на целых шесть месяцев в глухую деревушку Волынской губернии, на окраину Полесья, где охота была его единственным занятием и удовольствием. К тому времени он уже “успел тиснуть в одной маленькой газетке рассказ с двумя убийствами и одним самоубийством и знал теоретически, что для писателей полезно наблюдать нравы”. Когда все книги его библиотеки были перечитаны, он попробовал заняться лечением перебродских жителей, но диагноз было поставить невозможно, потому что “…признаки болезни у всех… пациентов были всегда одни и те же: “в середине болит” и “ни есть, ни пить не можу”. Он пробовал было научить грамоте Ярмолу Попружина, но оставил эту затею. За несколько месяцев этот беспечный бродяга, браконьер и охотник осилил только буквы своей фамилии. Ярмола скоро привязался к молодому барину из-за общей страсти к охоте, за простое обращение, за помощь семье, а главным образом за то, что тот не корил его пьянством.

В один из зимних вьюжных вечеров он рассказал герою об одной ведьме, Мануйлихе, которую выгнали из села и к которой бегают деревенские бабы. Один раз во время охоты Иван Тимофеевич (герой повести) заблудился и набрел на хату, которая стояла на болоте. “Это была даже не хата, а именно сказочная избушка на курьих ножках. Она не касалась полом земли, а была построена на сваях, вероятно, ввиду половодья, затопляющего весною весь… лес. Но одна ее сторона от времени осела, и это придавало избушке хромой, печальный вид”. В избушке на полу сидела старуха и перебирала перья. Приход гостя не обрадовал ее. И лишь маленький серебряный четвертак привлек внимание Мануйлихи. Спрятав монету за щеку, она принялась гадать, но вдруг, услышав звонкий женский голос, стала выпроваживать молодого барина. В избушку вошла молодая девушка, державшая в руках зябликов. “В ней не

Было ничего похожего на местных “дивчат”, лица которых под уродливыми повязками… носят такое однообразное, испуганное выражение… Незнакомка… держалась легко и стройно… Оригинальную красоту ее лица, раз его увидев, нельзя было позабыть, но трудно было… его описать. Прелесть его заключалась в… больших, блестящих, темных глазах… в своевольном изгибе губ”. Девушка проводила гостя к лесной тропинке, ведущей в деревню. Узнав, что Иван Тимофеевич побывал у ведьмы, Ярмола на него рассердился.

Наступила весна, ранняя и дружная. Как только дороги просохли, герой отправился в избушку, прихватив чай и несколько кусков сахара для ворчливой старухи. Девушка в этот раз была дома, и гость стал ее упрашивать погадать ему. Но оказалось, что Олеся уже раз кинула карты, чтобы узнать судьбу барина. Вышло вот что: ее новый знакомый – человек добрый, но слабый. Доброта его не хорошая, не сердечная. Слову своему он не господин. Любит над людьми брать верх. Любит вино и женщин. Деньгами не дорожит, поэтому никогда не будет богатым. Никого он сердцем не полюбит, потому что сердце у него холодное и ленивое. Но очень скоро выпадает ему большая любовь. И эта любовь принесет женщине позор и долгую печаль. Олеся, провожая гостя, показала ему “свои чары”.

С того дня Иван Тимофеевич стал частым гостем в избушке на курьих ножках. Каждый раз, когда он приходил, “Олеся встречала… с своим привычным сдержанным достоинством… Старуха по-прежнему не переставала бурчать что-то себе под нос”. “Не одна красота Олеси… в ней очаровывала, но также и ее цельная, самобытная свободная натура, ее ум, одновременно ясный и окутанный непоколебимым наследственным суеверием”. Молодые люди говорили обо всем и в том числе о суевериях. И девушка доказывала, что не может и боится идти в церковь, потому что душа ее с детства “продана ему”. О любви пока не было сказано ни слова, но наши герои все сильнее и крепче привязывались друг к другу. “Зато… отношения с Ярмолой совсем испортились. Для него, очевидно, не были тайной посещения избушки на курьих ножках”.

Как-то раз урядник, явившись к Мануйлихе, приказал ей и внучке в 24 часа покинуть избушку. Бедная старуха обратилась за помощью к новому знакомому. Иван Тимофеевич подарил уряднику ружье, и тот на время оставил в покое обитательниц лесной хатки. Но Олеся изменилась с тех пор. Не было прежней доверчивости, наивной ласки и прежнего оживления. Молодой человек “возмущался… против привычки, тянувшей… каждый день к Олесе”. Он и сам не подозревал, какими крепкими незримыми нитями было привязано его сердце к очаровательной и не понятной для него девушке.

Однажды, возвращаясь с болота, он почувствовал себя плохо, а потом две недели провалялся в постели, его била лихорадка. Но как только окреп, отправился опять на болото, в лесную избушку. Молодые люди уселись рядом, и девушка принялась подробно расспрашивать о болезни, о лекарствах. Олеся опять пошла провожать гостя, хотя бабушка была против. Оставшись вдвоем, они признаются друг другу в любви, потому что “…разлука для любви то же, что ветер для огня; маленькую любовь она тушит, а большую раздувает еще сильней”. “И вся эта ночь слилась в какую-то волшебную, чарующую сказку”.

“Почти месяц продолжалась наивная, очаровательная сказка нашей любви, и до сих пор вместе с прекрасным обликом Олеси живут с неувядающей силой в моей душе эти пылающие вечерние зори, эти росистые, благоухающие ландышами и медом утра…” – говорит автор.

Иван Тимофеевич обнаружил в этой девушке, выросшей среди леса, не умевшей читать, чуткую деликатность и врожденный такт. “В любви – в прямом, в грубом ее смысле – всегда есть ужасные стороны, составляющие мучение и стыд для нервных художественных натур. Но Олеся умела избегать их с такой наивной целомудренностью, что ни разу ни одно дурное сравнение, ни один циничный момент не оскорбил нашей связи”. Между тем приближалось время отъезда, все чаще в голову молодого человека приходила мысль жениться на лесной волшебнице. Одно лишь обстоятельство пугало и настораживало: сможет ли девушка жить в городе, “исторгнутая из этой очаровательной рамки старого леса, полного легенд и таинственных сил”. Иван Тимофеевич рассказал любимой и о своем отъезде, и о своем предложении, еще раз попытался поколебать ее суеверие, ее покорную уверенность в таинственном роковом призвании, говорил о милости Божьей. Девушка была поражена всем услышанным. Чтобы сделать приятное любимому, она решается пойти в церковь. В голове Ивана Тимофеевича мелькнула суеверная мысль: а не случится ли от этого какого-нибудь несчастья?

Предчувствие не обмануло его. Олеся “переломила свою боязнь и пришла в церковь… Всю службу женщины перешептывались и оглядывались назад. Однако Олеся нашла в себе достаточно силы, чтобы достоять до конца обедню. Может быть, она не поняла настоящего значения этих враждебных взглядов, может быть, из гордости пренебрегла ими. Но когда она вышла из церкви, то у самой ограды ее со всех сторон обступила кучка баб… Сначала они только молча и бесцеремонно разглядывали… девушку. Потом посыпались грубые насмешки… Несколько раз Олеся пыталась пройти сквозь это ужасное кольцо, но ее постоянно отталкивали опять на середину… Почти в ту же минуту над головами беснующихся баб появилась мазница с дегтем и кистью, передаваемая из рук в руки… Но Олесе прямо каким-то чудом удалось выскользнуть из этого клубка, и она опрометью побежала по дороге… Вслед ей вместе с бранью, хохотом и улюлюканьем полетели камни”.

Узнав от конторщика, что произошло в церкви, Иван Тимофеевич полетел прямо к хате Мануйлихи. Бедная девушка лежала без памяти. Старуха все время причитала. Вечером Олесе стало легче. Истерзанная и униженная, она призналась своему Ванечке, что со стыда и со зла пригрозила деревенским, теперь, если что-либо произойдет, их с бабушкой обвинят люди, поэтому им нужно уехать.

В эту ночь разразилась страшная гроза с градом, который у половины села сгубил весь урожай. В селе было неспокойно. Желая спасти любимую, Иван Тимофеевич опять кинулся к избушке. Но она была пуста. На память об Олесе, ее преданной любви осталась только нитка дешевых красных бус, известная в Полесье под названием “кораллов”.

ОЛЕСЯ
Server: 21.18MB | MySQL:26 | 0.509sec