ОБРАЗЫ ПРИРОДЫ В ЛИРИКЕ Ф. И. ТЮТЧЕВА

ОБРАЗЫ ПРИРОДЫ В ЛИРИКЕ Ф. И. ТЮТЧЕВА

Человек и Вселенная, смысл жизни, взаимоотношения человека и природы, хаос и Космос, жизнь, любовь… Вечные темы, волновавшие писателей и поэтов во все времена. Волновали они и Ф. И. Тютчева. Но образы, которые выбирал поэт для воплощения своих мыслей, стиль изложения, глубина и значительность смысла, вкладываемого им в каждую строку, отличают его от всех других авторов. Многие стихотворения Тютчева – это минутные впечатления. В мгновенных ощущениях он старался выразить всего себя, свои мысли и чувства,

свои переживания и тревоги, свое восприятие мира, которое часто строится на параллелях, сравнениях жизни человека и мира природы.

Очарование русской природы вошло в сердце поэта еще в юные годы, когда он жил в своем родовом имении – селе Овстуг Брянского уезда Орловской губернии. Позже это чувство укрепилось, когда молодой дипломат приезжал из чинного Мюнхена в Россию, когда он окончательно вернулся на родину. Природа навсегда вошла в поэзию Тютчева и стала основным объектом его

воспроизведения. Он не уставал любоваться лесом в осеннюю непогоду или ширью полей, встречающих раннюю весну…

В русской лирике трудно найти художника, в творчестве которого мир природы занимал бы такое значительное место, но в своих стихах Тютчев стремился не столько к изображению пейзажа, сколько выражал свое переживание в связи с ним, свое неравнодушное отношение к нему. Он постоянно переосмыслял увиденные картины природы. Произведения Тютчева отличаются особой глубиной, неповторимыми интонациями и оттенками чувств. У него редки зорко увиденные тонкие пейзажные детали вроде “паутины тонкого волоса”, который “блестит на праздной борозде”, – поэтической подробности, восхищавшей Л. Н. Толстого, но всегда присутствует “осердеченная” мысль, глубокая и сильная.

Одна из таких глубоких и сильных мыслей – суждение о хаосе, заключенном в природе. Этот хаос предстает перед взглядом поэта в виде непостижимой тайны и обнаруживается в бурных природных стихиях. Например, в раннем стихотворении “О чем ты воешь, ветр ночной?..” поэт, вслушиваясь в звуки этой стихии, стремится разгадать тайну, скрытую в хаосе природного мира:

О чем ты воешь, ветр ночной?

О чем ты сетуешь безумно?

Что значит страшный голос твой:

То глухо жалобный, то шумно?

Поэт хочет слиться со “страшными песнями”, с тем “беспредельным”, что в них ощущается, хочет познать “древний хаос”, и в то же время ночное завывание пугает его, обнаруживая страшные силы и бездны:

О! бурь заснувших не буди –

Под ними хаос шевелится!..

От этого неистового ветра, воющего ночью, и в человеческой душе рождается подобная буря, хаос, мятежные мысли и страсти.

Все в этом стихотворении соткано из противоречий. Голос ветра “странный”, но говорит “понятным сердцу языком”; песни его “страшны”, но повесть его “любимая”; хаос ужасен, но он же и “родимый”. Но такие противоречия – характерная черта поэзии Тютчева – художественно оправданны: навстречу “ночному ветру” рвется родственная ему “ночная душа” человека. Поэт обращается к “беспредельному”, возвышенному в природе, и язык стихотворения обретает высокое звучание: появляются книжные слова – “хаос”, “ветр”, “сетуешь”, становятся частыми повторы. Эмоциональный подъем отражается в употреблении междометия “о”, вопросов, восклицаний, повторяющихся союзов, недоговоренностей…

Тютчеву удается мастерски соединить сжатость своих стихотворений и силу чувства, которая мгновенно охватывает каждого, кто прочитает его строки. Вероятно, в этом и заключается особенность мироощущения автора, который не просто писал стихи, он мыслил поэтическим языком. И поэтому его мысли выливались в такие стройные, мелодичные строки:

Святая ночь на небосклон взошла,

И день отрадный, день любезный

Как золотой покров она свила,

Покров, накинутый над бездной.

Не случайно, говоря о поэзии Тютчева, И. С. Тургенев отмечал “неподдельность его вдохновения”, “поэтическое дуновение, которым веет от его страниц”.

В природе Тютчева привлекает ее постоянное обновление. Он способен искренне радоваться появлению на кустах и деревьях первых листочков, освещенных лучами солнца, чувствовать, как весною “воздух дышит”, слышать, как ветер “в поле стебль колышет” и “елей ветви шевелит”. Ярким выражением обновления жизни представляется поэту гроза, когда свет сменяется тьмой, сверканиями молний и потом снова светом, когда жар чередуется со свежестью, а тишина с громовыми раскатами. Природная стихия в стихотворении “Весенняя гроза” представлена во всей ее слуховой, осязательной и зрительной ощутимости. Мы видим, как “повисли перлы дождевые, и солнце нити золотит”, осязаем брызнувший дождик и летящую пыль; слышим “шум нагорный” молодых раскатов, птичий не умолкающий “гам лесной”.

Яркие образы в стихотворениях поэта не только сверкают и блестят, они словно поют, проникая не столько словами, сколько настоящей музыкой в наши сердца:

Когда весенний первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Грохочет в небе голубом…

Все фонетические средства языка поэт подчиняет передаче музыки майской грозы: повторяется слог “гро-“: грозу, гром, грохочет; рокочет звук “р”: первый, резвяся, играя; шумит громкое “г”, эхом отдаются певучие “о” и “а”, которые, по наблюдению поэта Вс. А. Рождественского, передают чувство простора и легкости. Перед нами не просто картина грозы, восхитившая и поразившая тонкую душу, – это передача радостного обновления в природе, победное утверждение весны, торжество молодости и красоты.

Всю свою жизнь поэт не переставал восхищаться окружающей красотой и стремился передать все величие, все великолепие окружающего мира, донести эту красоту до читателей с помощью неповторимых интонаций, мелодичных, поющих и звенящих звуков, тонов и полутонов. Тютчев любил весну – как выражение красоты и полноты жизни, как торжество нового, сильного, светлого. Такой же идеей пробуждения и обновления в природе пронизано и с детства знакомое нам стихотворение – “Весенние воды” (“Весна идет, весна идет!..”), при чтении которого мы невольно проникаемся теми же чувствами, которые испытывает автор.

Тютчев не дает полного и точного описания событий и явлений. Он лишь наводит нас на определенное восприятие происходящего. Его стихотворения заставляют не только задумываться, размышлять, но и чувствовать, переживать, ощущать, погружаясь в волшебный мир звуков, запахов, красок и эмоций. Тонким переплетением образов, намеков, интонаций Тютчев как талантливый художник слова вводит нас в особый мир скрытого, незримого внутреннего понимания сути. Именно это плавное, незаметное погружение читателя в глубины мира, глубины явлений, иногда даже – самого себя и является одной из важнейших черт поэзии Тютчева. Вслушаемся в чудесные строки стихотворения “Утро в горах”:

Лазурь небесная смеется,

Ночной омытая грозой,

И между гор росисто вьется

Долина светлой полосой.

Лишь высших гор до половины

Туманы покрывают скат,

Как бы воздушные руины

Волшебством созданных палат.

Как тонко подобраны здесь слова, характеристики, как умело с помощью лишь нескольких штрихов поэт погружает нас в необъятные просторы горных долин и в глубину небесной лазури.

Но стихотворения Тютчева о природе не всегда несут в себе легкий восторг, веселье, беззаботность и умиротворенность. Творчество поэта вобрало в себя глубокие философские рассуждения о сущности человека, о смысле жизни, о таинстве мира, Вселенной. И часто чувства тревоги, тоски, страха перед неизвестностью врываются в произведения поэта совершенно иными интонациями, как, например, в стихотворении “День и ночь”:

И бездна нам обнажена

С своими страхами и мглами,

И нет преград меж ей и нами –

Вот отчего нам ночь страшна.

Трагическое мироощущение также характерно для Тютчева, как и упоение жаждой жизни. И это сближает его творчество с творчеством великих композиторов, которые могли в одном произведении отразить и радость весенней капели, и тревоги предчувствия и ожидания чего-то страшного, неотвратимого.

Эмоциональный мир лирики Тютчева так же богат, разнообразен и насыщен, как сама душа человека. Природа близка и родственна человеку потому, что она и сама одухотворена: она для поэта чувствующее и мыслящее существо, способное не только рождаться, обновляться и умирать, но и переживать, говорить, кричать, негодовать, смеяться и восторгаться. Этому посвящено стихотворение “Не то, что мните вы, природа…”, в котором поэт говорит о полноте бытия в природном мире и богатстве переживаний этого бытия:

Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик –

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык.

Тютчев вступает в полемику со скептиками, которые не признают этой полноты природной жизни. А поэт, в отличие от них, способен не только любоваться природой, но и живо ощущать ее тайны, ее негодующие бури, ее демонические “жесты”, голоса, “поступки”, “чувства”. За внешней назидательностью строк проступает глубокое поэтическое содержание. Художник видит лучи, проникающие в самую душу, ощущает цветение весны, созревание плода, слышит говор леса, беседу звезд, совещание грозы, неземные языки рек.

Пантеизм Тютчева отражается во многих его произведениях о природе и оттого его природа так многоголоса, насыщена красками, звуками, благоуханиями.

Изображение природы неотделимо у Тютчева от философского размышления о ней. Миниатюра “Природа – сфинкс. И тем она верней…” исполнена мудрого раздумья о сути природы: загадка она, сфинкс, губящий человека, или же “загадки нет и не было у ней”. В таинственности природы кроется ее поэтическая прелесть. Она и загадочна, и ясна в своей одушевленности, она хаотична и гармонична одновременно. Снова перед нами “осердеченная” мысль, глубокая и сильная, согретая чувством любви.

Прав был В. Брюсов, подметивший, что “любование многообразными проявлениями жизни природы” представляется Тютчеву “высшим блаженством, доступным человеку”.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


ОБРАЗЫ ПРИРОДЫ В ЛИРИКЕ Ф. И. ТЮТЧЕВА