ОБРАЗЫ КОНТРРЕВОЛЮЦИОНЕРОВ В РОМАНЕ М. ШОЛОХОВА “ПОДНЯТАЯ ЦЕЛИНА”

Представители белого движения показаны автором в романе без упрощения характеров. Белые офицеры Половцев и Лятьевский, раскулаченный Тимофей Рваный – все они непримиримые враги Советской власти, люди сильные, мужественные, убежденные в правоте своего дела. По этим качествам они не уступают описанным в романе коммунистам – Давыдову, Нагульнову и Разметнову, что делает их противостояние по-настоящему драматичным.

Некоторым особняком в этом ряду стоит ведущий двойную жизнь Яков Островнов. Ему и при Советской власти жилось бы неплохо. Возможно, так бы и случилось, если бы в его доме не объявился его бывший командир – есаул Половцев.

Можно сказать, что именно Половцев представляет собой наиболее “классический” образ белогвардейца, борющегося в подполье с Советской властью. О его способности оказывать влияние на людей, подчиненных ему, свидетельствует тот факт, что Яков Лукич, например, даже стоя босиком на деревянном полу деревенской хаты, непроизвольно “щелкал” несуществующими каблуками, вытягиваясь в струнку перед есаулом.

Половцев – не просто солдафон и фанатик. Он человек образованный, что и позволило ему какое-то время работать учителем.

После того как есаулу не удалось отплыть в Турцию, он стал кадровым офицером Красной Армии. Но специальная комиссия раскопала сведения о его прошлом (на Половцева поступил донос), и с карьерой в армии пришлось распрощаться, под угрозой оказалась его свобода и даже жизнь.

В Гремячий Лог Половцев прибывает в качестве представителя некоей подпольной организации, которая якобы имеет тесный контакт с высокими военными чинами Красной Армии, а также с “заграницей”.

В последнем случае, возможно, проявляется некоторая наивность есаула: он уже однажды оказался в числе обманутых зарубежными союзниками, а теперь считает связи с “заграницей” положительным обстоятельством. Но на помощь иностранцев рассчитывать особенно нечего.

Не исключено, правда, что в разговоре с Яковом Лукичом Половцев упоминает о международных контактах его организации, что называется, “для красного словца”, чтобы придать своим словам большую весомость. Ведь перед Половцевым стоит конкретная задача – уговорить Островнова, чтобы тот примкнул к контрреволюционному движению и начал оказывать ему (то есть Половцеву) реальную помощь и поддержку.

Если бы Островнов не согласился на содействие, то в этом случае Половцеву пришлось бы искать другое укрытие и тогда бы события развивались совсем по-иному.

Островнову многое неясно из того, что творится в стране. Половцев объясняет казаку, что целью Советской власти является создание коммуны, в которой абсолютно все должно стать общим. Островнову такое положение вещей, конечно же, не по нраву, и он достаточно быстро соглашается на вступление в контрреволюционную организацию, о чем и дает соответствующую расписку. И скорее всего, именно эта расписка становится тем обстоятельством, которое делает для Якова Лукича невозможной “дорогу назад”. С этой поры он, хочет того или нет, вынужден выполнять любое распоряжение есаула.

Примечательно, что, перед тем как дать свое согласие, Островнов приходит к своей старушке-матери, чтобы та благословила его на борьбу с “бусурманской властью”. Набожная старушка, возмущенная разорением церквей, тотчас благословляет сына. Она еще не знает, что тем самым подписывает приговор и самой себе.

Есаул уверяет Островнова, что всеобщее восстание на Дону обязательно состоится, но время для него еще не пришло. Тактика Половцева пока что заключается в том, чтобы руками Якова Лукича всеми способами вредить только что образованному колхозу. Причем есаул считает, что Островнов должен действовать “по-умному”, ничем не привлекая к себе внимания, а если и произойдет какая-нибудь неприятность по вине Якова Лукича, то тот обязательно должен настаивать на том, что это якобы произошло “по недомыслию”.

Именно такой акцией явилась, например, инициатива Островнова относительного чистоты в стойлах быков – при наступлении морозов заполнять их не соломой, как это делалось издавна, а песком. Когда на утро оказалось, что быки, поднявшись с замерзшей песчаной поверхности, оставили на ней куски кожи и даже хвосты, то председатель колхоза Давыдов был взбешен и грозил Островнову серьезным наказанием за вредительство. Но рекомендованная Половцевым тактика поведения Якова Лукича принесла свои плоды: все списали на “недомыслие” и якобы излишнюю тягу Островнова к нововведениям.

Еще до случая с быками один из казаков, по фамилии Хопров, заметил, что у Островновых в доме живет таинственный постоялец. Хопров обращается к Якову Лукичу за объяснениями и, когда не получает их, грозит донести “куда следует”. Хопров был настроен решительно, и даже то, что он сам в прошлом был замешан в действиях, неблаговидных для новой власти, не могло его не остановить.

Половцев принимает решение: Хопрова необходимо убрать. Это и было осуществлено той же ночью. Вместе с Хопровым Половцев убивает и его жену. Яков Лукич не выносит вида крови и не может смотреть на происходящее. Однако именно он привел есаула к дому Хопрова и хитростью заставил хозяина открыть дверь.

Перед смертью жена Хопрова напоминала Якову Лукичу, что они – кумовья, и тот даже сделал робкую попытку вступиться за женщину. Впрочем, нравственное падение Островнова не ограничилось убийством кумы. Позже, когда его выживающая из ума мать начала разносить по хутору весть о том, что сын борется с “бусурманской властью” и укрывает белых офицеров, Яков Лукич по приказу Половцева запирает на замок ее в горнице, и она через несколько дней умирает от голода и жажды. Больше всех на похоронах старушки рыдал и горевал ее сын.

Половцев то исчезает из дома Якова Лукича, то появляется вновь. Однажды он приводит с собой еще одного белого офицера – подпоручика (хорунжего) Лятьевского, объявив, что отныне Лятьевский также будет укрываться в доме Островнова.

Лятьевский не отличается излишней скромностью. Как-то раз Островнов застает его вместе со снохой. “Господам офицерам” Яков Лукич никаких претензий в связи с этим не предъявлял, но сноху отхлестал вожжами.

Именно Лятьевский с некоторым удивлением спрашивает у Островнова, почему тот примкнул к контрреволюционному движению. Яков Лукич не слишком-то вразумительно объясняет, что хотел бы жить лучше. В ответ Лятьевский называет Островнова дураком: ведь казаку есть что терять. А Лятьевскому, впрочем, как и Половцеву, терять нечего. Они живут и действуют по принципу: “или пан, или пропал”. Слова Лятьевского заставляют Якова Лукича задуматься, но он, тем не менее, продолжает считать, что для него обратной дороги нет.

Вот так существовала и действовала небольшая контрреволюционная организация в хуторе Гремячий Лог. У белогвардейцев так же была “идея”, ради которой они готовы были пойти на смерть сами и убивать других.

Но Шолохов отказывает этим персонажам своего романа в двух очень важных человеческих качествах: они напрочь лишены чувства юмора, а также некоего внутреннего благородства. Сравним: Половцев и Островнов хитростью заставляют Хопрова открыть дверь, после чего безжалостно убивают его и жену; Нагульнов же, выследив Тимофея Рваного, не стреляет ему в спину, а, окликнув, заставляет того обернуться; Макар отпускает Лушку, несмотря на то что она, по его мнению, всегда была “контрой”.

Разумеется, особо трагичной является судьба раскулаченных крестьян и казаков, в том числе и любовника Лушки Тимофея Рваного. Можно сказать, что эти люди имели основание ненавидеть Советскую власть и даже бороться против нее. Но не следует забывать и о том, что каждый человек имеет право нравственного выбора: бороться, встретившись с врагом лицом к лицу, или же стрелять ему в спину, исподтишка.

ОБРАЗЫ КОНТРРЕВОЛЮЦИОНЕРОВ В РОМАНЕ М. ШОЛОХОВА “ПОДНЯТАЯ ЦЕЛИНА”