ОБРАЗ ЯРОСЛАВНЫ КАК СИМВОЛ ЖЕНСКОЙ ВЕРНОСТИ

ОБРАЗ ЯРОСЛАВНЫ КАК СИМВОЛ ЖЕНСКОЙ ВЕРНОСТИ

Единственный женский образ в “Слове о полку Игореве” – образ Ярославны, жены Игоря. Он всегда привлекал читателей, вдохновлял художников, композиторов, поэтов. На фоне мужественных воинов, на фоне грозных битв и кровопролития образ этой нежной, красивой женщины является неповторимым. Ярославна’- персонаж исторический. Она была дочкой галицкого князя Ярослава Осмомысла. Настоящее имя княгини – Ефросинья.

Князь Игорь Святославич – честный и открытый, он любит свою родину, способен отдать за нее собственную жизнь. Но за сильными плечами мужественного этого воина стоит нежная и любящая жена, которая героически ждет возвращения любимого мужа. Игорь в неволе создает планы будущего побега. А в это время его милая Ярославна готова полететь на край света к милому мужу, чтоб залечить кровавые раны на его сильном теле.

Автору чужд религиозно-аскетический взгляд на женщину; по его мнению, женщина не “сосуд дьявола”, не источник всех бед и несчастий мужчины, а верная и преданная помощница, горячо любящая своего “ладу” и силой своей любви помогающая ему вернуться из плена.

Рано утром, когда не спит только охрана, выходит Ярославна на городской вал и, плача, укоряет ветер-ветровей за то, что он мечет стрелы половецкие на воинов-русичей. Возникает вопрос: почему плачет Ярославна в Путивле, ведь Игорь был князем в Новгороде-Северском? Исследователи говорят, что Путивль был укрепленным городом и естественно, когда половцы пошли на Русь, Ярославна перебралась в более безопасное место. Не совсем ясно, почему плачет Ярославна на “забрале”.

Города-крепости ограждались стеной, на верху которой делался помост, защищенный с внешней стороны забралом – бруствером. На этом помосте стоял народ, провожая своих воинов в поход; когда враг окружал город, отсюда на него сыпался град стрел. Возможно, существовал некий обычай, когда на городской стене оплакивали погибших в далеком бою. Так же на берегу Днепра оплакивала мать своего сына Ростислава. “Готские красные девы” поют на берегу моря, плещет “лебедиными крылы на синем море у Дону” Дева Обида, “девици поютъ на Дунай”. Не было ли обычаем петь и плакать именно на берегу? Не потому ли “Слово о полку Игореве” подчеркивает, что поражение войск Игоря произошло “на брезе быстрой Каялы”, то есть в месте скорби?

Трижды обращается скорбящая жена к силам природы, стремясь облегчить страдания мужа. Обращается к буйному ветру, который принял сторону врага и шлет на русичей тучи половецких стрел. Обращается она и к Днепру-Славуте, просит его сквозь слезы: “Възлелей господине мою ладу къ мне, а быхъ неслала къ нему слезъ на море рано”. Рыдая в отчаянии, Ярославна обращает свой скорбный плач-заклинание к третьей стихии – солнцу пресветлому, чтобы оно в поле безводном горячими лучами своими не мучило жаждой воинов. Все три строфы плача Ярославны начинаются одинаковым зачином-запевом, что роднит данное произведение с народной песней: “Ярославна рано плачет в Путивле на забрале аркучи”.

Автор “Слова о полку Игореве” очень точно передает образы природы. Так, например, он сравнивает Ярославну с птицей “зегзицей”. Принято считать, что зегзица – это кукушка. Однако издавна эмблемой печали у славян была не кукушка, а чайка. М. Шарлеман писал: “Следует напомнить, что на Десне между Коропом и Новгородом-Северским крестьяне называют иногда “гигичкой”, “зигичкой”, “зигзичкой” чайку, по-русски “пигалицу” или “чибиса”. Ярославна в своем отчаянии больше похожа на чайку, которая с таким же отчаянным криком летает над водой.

Обратим внимание: в порыве тоски и печали Ярославна просит силы природы ослабить муки не только ее мужа, она переживает о судьбах всех воинов-русичей: “Светлое и тресветлое слънце! Всемъ тепло и красно еси: чему господине простре горячюю свою лучю на ладе вой? Въ поле безводне жаждею имъ лучи съпряже, тугою имъ тули затче”.

Ярославна не только верная жена, но и сознательная пламенная патриотка своего государства, которая выступает от имени всех жен русских. Заметим, что автор “Слова о полку Игореве” упоминает плачи несколько раз: плач Ярославны, плач жен русских воинов, падших в походе Игоря, плач матери Ростислава. Плачи же имеет в виду автор и тогда, когда говорит о стонах Киева, Чернигова и всей Русской земли после похода Игоря.

Многократно он отвлекается от повествования, прибегая к лирическим восклицаниям, столь характерным для плачей: “О, Руская земле! Уже за шеломянемъ еси!”; “То было въ ты рати и въ ты плъкы, а сицей рати не слышано!” Лирический плач Ярославны, ее обращение к силам природы словно вторит “золотому слову” Святослава, его обращению ко всем русским князьям.

Плач Ярославны – это как бы продолжение обращения Святослава и автора “Слова о полку Игореве” ко всем русским князьям. Однако Ярославна отчетливее, чем Святослав, в свое обращение вплетает личные чувства. Обретя новые силы, Игорь бежит из плена на Русскую землю.

Могущественные природные стихии – и далекий Днепр, и господин-ветер, и теплое ласковое солнце – пробивают каменные нагромождения, покоряются скорбному слову княгини-заступницы: “Прысну море полунощи; идутъ сморци мъглами; Игореви Князю Богъ путь кажетъ изъ земли Половецкой на землю Рускую, къ отню злату столу”. Так произошло чудо, сотворенное женщиной, которая тужила безмерно в ожидании мужа-князя.

Образ Ярославны – величественный гимн моральной красоте женщины. Ее сила и человечность, благородство ее чувств, верность в любви возвеличивают ее в наших глазах. В ее образе обобщены лучшие черты характера древнерусской женщины.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
ОБРАЗ ЯРОСЛАВНЫ КАК СИМВОЛ ЖЕНСКОЙ ВЕРНОСТИ