Образ революционной эпохи в произведениях С. Есенина


План

I. Начало XX века – переломный момент в жизни человечества.

II. Исторические реалии в творчестве Есенина.

1. Обманутые надежды.

2. Диссонанс агиток поэта с музыкальностью его стихов.

3. Разрушение новым миром гармонии природы.

4. “Не отрекаются, любя…”.

III. Верность родной, патриархальной Россие.

Начало двадцатого века – один из переломных моментов в истории не только России, но и всего человечества. Революция стала для всех сильнейшим потрясением, положившим конец старому миру и заявившим о создании мира нового. Но этот новый, светлый мир был так призрачен и далек, а реальность так неоднозначна, сложна и сурова!

Сергею Есенину довелось жить и творить в это сложное, бурное время. И его восприятие происходящих событий запечатлено в поэтическом творчестве.

“Поэт деревни”, Есенин ожидал от революции, в первую очередь, блага русскому селу, и поначалу положительно к ней отнесся. Однако как неприродно, не по-есенински, неискренне звучат похожие на агитационные стишки слова:

Небо – как колокол,

Месяц – язык,

Мать моя – родина,

Я – большевик.

(“Иорданская голубица”)

Похоже, что автор скорее убеждает себя в этом, изо всех сил поэтизируя революционные события.

Но очень скоро революционный запал Есенина погас: он увидел, что обещанный новый, счастливый мир совсем не

тот, что ему грезился. Жуткое разочарование отравило жизнелюбивого и светлого поэта. Возвратившись на Родину после долгой разлуки, он говорит о революции совсем не радостными словами: “Тот ураган прошел. Нас мало уцелело” (“Русь советская”). В смятении поэт осознает: “Язык сограждан стал мне как чужой,//В своей стране я словно иностранец”. Режет ухо поэта грубая речь революционеров:

“Уж мы его – и этак и раз-этак, –

Буржуя энтого… которого… в Крыму…”

И клены морщатся ушами длинных веток,

И бабы охают в немую полутьму.

Вместо искренних народных песен, добрых дворовых частушек, лирических романсов люди “поют агитки Бедного Демьяна”. Оглушенный, ошарашенный Есенин не верит, что это – его Россия, его любимая, Русь!

Вот так страна!

Какого ж я рожна

Орал в стихах, что я с народом дружен?” –

Восклицает поэт в смятеньи и ярости. Ведь это не тот народ, который он знал! Все не то!

Неприязненно, если не с ужасом, глядит Есенин на то, как надвигается грохочущий, железный, смрадный город на его прекрасную, живописную, чистую природу, подминая под себя зелень и цветы, разрушая всю гармонию Божьего мира: “Идет, идет он, страшный вестника/Пятой громоздкой чащи ломит”, “Вот он, вот он с железным брюхом,//Тянет к глоткам равнин пятерню” (“Сорокоуст”). И страшно поэту, и больно, и душит его бессильная ярость: “Черт бы взял тебя, скверный гость!”

Но, как искренне любящий простит любимому какой угодно грех, примет его таким, каков он есть, так и Есенин не отрекается от своей любимой Родины, согласен следовать с ней по избранному ею пути:

Приемлю все.

Как есть все принимаю.

Готов идти по выбитым следам.

Отдам всю душу октябрю и маю,

Но только лиры милой не отдам.

В последней строке этой строфы – вся искренность Есенина: не сможет он от всего сердца, честно славить революцию! Никогда в ее адрес не прольются из его уст такие сладкие слова, которые он приберег для той, другой Руси!

Моя поэзия здесь больше не нужна,

Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен. –

Грустно заключает Есенин. Но зато она ему нужна – родная, ненаглядная Родина, и он вовеки останется ей верен – той самой “шестой части земли с названьем кратким “Русь””.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...


Образ революционной эпохи в произведениях С. Есенина