Образ поэта и тема творчества в лирике М. Ю. Лермонтова

Взгляды М. Ю. Лермонтова на поэта и его миссию менялись по мере развития творца, появления и утверждения в его лирике тенденций реализма.

Молодой Лермонтов – романтик. Он смотрит на поэта как на одинокого избранника “с гордою душой”, который живет своими мечтами, своими переживаниями, недоступными “толпе”:

Что без страданий жизнь поэта?

И что без бури океан?

Он хочет жить ценою муки,

Ценой томительных забот.

Он покупает неба звуки,

Он даром славы не берет.

Мотив избранничества проявляется и в раннем

стихотворении поэта “Нет, я не Байрон…”. Здесь восемнадцатилетний Лермонтов осознает, что у него свой путь в творчестве:

Нет, я не Байрон, я другой,

Еще неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой.

Однако и в ранний период творчества Лермонтов порой ставит под сомнение правомерность противопоставления одинокого поэта другим людям, не наделенным таким даром:

Безумец я! Вы правы, правы!

Смешно бессмертье на земли.

Как смел желать я громкой славы,

Когда вы счастливы в пыли?

Во второй, зрелый период своего творчества поэт признается в одном

из писем: “О, ведь я очень изменился! Я не знаю, как это происходит, но только каждый день дает новый оттенок моему характеру и взглядам – это и должно было быть, я это знал”. Постепенно Лермонтов приходит к иному пониманию творчества.

Меняется его представление и о личности поэта. Лермонтов начал понимать безуспешность индивидуалистического протеста, бессилие одинокого гордого бунтаря, не нашедшего связей с обществом. Поэт стремится к преодолению юношеского максимализма, судит о жизни более трезво и мудро. В одном из стихотворений он пишет:

Не верь, не верь себе, мечтатель молодой,

Как язвы, бойся вдохновенья…

Оно – тяжелый бред души твоей больной

Иль пленной мысли раздраженье.

Теперь поэта волнует судьба своего поколения, народа и родины. Он ратует за творчество, в котором должна выразиться подлинная жизнь:

Когда же на Руси бесплодной,

Расставшись с ложной мишурой,

Мысль обретет язык простой

И страсти голос благородный?

В стихотворении “Любил и я в былые годы”… Лермонтов как бы подводит итог раннему романтизму и утверждает реализм, поэзию, в которой отразится мир во всей его полноте:

Люблю я больше год от году,

Желаньям мирным дав простор,

Поутру ясную погоду,

Под вечер тихий разговор.

Это стихотворение получило восторженный отзыв В. Г. Белинского: “Какая простота и глубокость! Оборот мысли, фразы – все пушкинское”.

Зрелому Лермонтову свойственно чувство высокой ответственности перед читателями. Он отрицательно относился к поэзии, которая стояла в стороне от общественной жизни России. Поэт не мог принять лирику, которая только переливает “в гремучие напевы несчастный жар страдальческой любви”.

Ему уже чужд и образ творца как человека избранного, противопоставленного “ничтожной толпе”. Его герой стремится к людям даже тогда, когда они отвергают “любви и правды чистые ученья”. Продолжая традиции Пушкина и декабристов, Лермонтов рассматривает поэзию как орудие борьбы за свободу и справедливость.

Его лирика становится гражданской. Вот, например, стихотворение “Поэт”, построенное на развернутом сравнении. Творчество здесь автор уподобляет кинжалу, который может быть грозным клинком или презренной безделушкой в зависимости от того, кто им владеет.

Вот оружие, которое “не по одной груди” провело “страшный след”, попадает к новому хозяину, очевидно, не бойцу и становится “бесславным и безвредным”. Далее автор сравнивает судьбы кинжала и поэта:

В наш век изнеженный, не так ли ты, поэт,

Свое утратил назначенье,

На злато, променяв ту власть, которой свет

Внимал в немом благоговенье?

Нет, не таков удел творца. Его истинное предназначение – воспламенять “бойца для битвы”:

Твой стих, как Божий дух, носился над толпой

И, отзыв мыслей благородных,

Звучал, как колокол на башне вечевой

Во дни торжеств и бед народных.

Лермонтов страстно призывает своих современников оставить сугубо личные переживания и вернуть в поэзию вольнолюбивые и бунтарские идеи декабристов:

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?

Иль никогда на голос мщенья

Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,

Покрытый ржавчиной презренья?

Тема творца и его миссии в лирике Лермонтова прошла целую эволюцию. Противоречия в раскрытии этой темы свидетельствуют о развитии личности поэта. Образ творца отличается силой характера и огромной целеустремленностью, что делает его жизнеутверждающим и вносит оптимистические ноты в общий трагический контекст.

Поэт в лирике Лермонтова является героем, а его поэзия – подвигом.



1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 3.50 out of 5)


Образ поэта и тема творчества в лирике М. Ю. Лермонтова