О театральных интерпретациях комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”

Одним из самых сложных для сценического воплощения образов комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума” является Софья. Неоднозначность этого образа в самой пьесе обусловила многогранность его трактовок на сцене. Вот как описывает его наиболее яркие театральные интерпретации В. Г. Маранцман:

“А. А. Яблочкина в спектакле Малого театра играла Софью самовлюбленной, кокетливой и холодной. Изящество, умение владеть собой, насмешливый ум сочетались с жестокостью крепостницы, с барским своенравием.

В. А. Мичурина-Самойлова, игравшая в Александринском

театре, объясняла действия Софьи против Чацкого парадоксально. Ее Софья не только любила раньше, но и продолжала любить Чацкого. Раненное отъездом Чацкого самолюбие заставило ее из гордости быть холодной с Чацким, полюбить Молчалина.

Т. В. Доронина в спектакле Ленинградского Большого драматического театра имени М. Горького открыла в Софье сильный характер и глубокие чувства. Она не менее Чацкого чувствовала низость и глупость фамусовской Москвы. Но способы сопротивления этому обществу она избрала иные, чем Чацкий. Не возмущение, а уверенное презрение жило в Софье-Дорониной.

Самостоятельность

ее выражалась во властности. Это желание власти диктовало любовь к Молчалину: он не мешал ей чувствовать то, что она хочет, испытывать те чувства, которыми она полна. Молчалин был послушной тенью ее любви. С Чацким этого быть не могло, и Софья не верила его любви…”





О театральных интерпретациях комедии А. С. Грибоедова “Горе от ума”