Нравственная проблематика лирики А. Т. Твардовского

Нравственная проблематика лирики А. Т. Твардовского

А. Т. Твардовский вошел в историю советской и, шире, русской литературы как участник и летописец поворотных событий своей эпохи, постигая ее изнутри. Он был художником, запечатлевшим удивительные проявления необъятной русской души. Духовно-творческая эволюция поэта вобрала в себя все основные коллизии искусства и действительности нескольких десятилетий, отразила судьбы народного сознания, его взлеты и обольщения. Федор Абрамов справедливо сказал о том, что “Твардовский – это история нашего общества… Понять Твардовского – понять эпоху во всем ее драматизме, сложностях и противоречивости”. Так, 1930 год – это насильственное создание в деревне коллективных хозяйств, сопровождавшееся так называемым раскулачиванием. Твардовский в своих стихах и очерках старался показать то, что вселяло надежду на правомерность и благо “великого перелома”. Делал это тогда Твардовский исходя из того сознания, что “нужно иметь мужество видеть положительное” – позже он с горечью напишет об этом в своем дневнике. Таким образом, складывается очень сложная нравственная проблематика всей лирики Твардовского.
Вся лирика Твардовского – это подвижное, динамическое единство. Поэт часто работал над объемными вещами не один год. Более того, все его отдельные произведения ощутимо связаны между собой. Верность однажды избранным или естественно выраставшим один из другого мотивам и характерам возникала под властью того, что писатель назвал однажды “генеральной думой”, которая предполагает одержимость чувством, задачей, поиском. У самого Твардовского на протяжении всей творческой жизни таким чувством оставались внимание к ближнему и сопричастность судьбам русского народа. Он всегда считал необходимым, даже “говоря как будто про себя, говорить очень не “про себя”, а про самое главное”.
В качестве символов стабильности и развития выступают в творчестве Твардовского два главных его образа – дом и дорога. Они задают пространственно-временные объемы художественному миру поэта, главными проблемами для которого всегда оставались проблемы нравственности и духовности человека: дом – это традиции, извечные основы человеческой жизни, а дорога – это испытания, обновление, поиск. Творческая ценность обеспечивается широтой образной системы, в которой объединяются современное и непреходящее. Характерно, что любимые герои поэта – это неистребимо жизнестойкие правдоискатели Никита Моргунок, Василий Теркин, Анна и Андрей Сивцовы; отец (из поэмы “По праву памяти”). Все эти типы – коренные, самобытно и духовно деятельные представители народного сообщества. Отличительное свойство художественного метода писателя – конкретность. Твардовский стремится сблизиться с персонажем, увидеть в нем реального человека, найти родственную душу.
В своей лирике Твардовский прежде всего сопереживает – поэтому пророчеств в ней никогда нет. И, соответственно, его стиль не рассчитан на то, чтобы поражать своими красотами. Поэт исповедует эстетику слова простого, выношенного и сдержанного – именно такое слово способно к передаче важнейших нравственных истин о человеке и для человека.
В стихах поэта военных лет звучит философское осмысление человеческой судьбы в дни всенародной трагедии. Так, в 1943 году написано стихотворение “Две строчки”. Оно навеяно фактом корреспондентской биографии Твардовского: две строчки из записной книжки напомнили ему о бойце-парнишке, которого видел он убитым, лежащим на льду еще в ту “незнаменитую” войну с Финляндией, что предшествовала Великой Отечественной: “Мне жалко той судьбы далекой, Как будто мертвый, одинокий, Как будто это я лежу…”
Уже после войны, в 1945 – 46 годах, Твардовский создает, может быть, самое сильное свое произведение о войне – “Я убит подо Ржевом”. Ведь именно после войны люди получили возможность вспомнить, оценить и осмыслить военные события: во время войны было не до того. Знаковым является и название города, использованное в названии стихотворения: бои под Ржевом были одними из самых кровопролитных в истории Великой Отечественной войны. Стихотворение написано от первого лица, это страстный монолог мертвого, его обращение к живым. Обращение с того света, обращение, на которое имеет право лишь мертвый, – судить живых, строго требовать от них ответа. Стихотворение завораживает ритмом, оно довольно велико по объему, но прочитывается на одном дыхании. Знаменательно, что в нем несколько раз, почти рефреном звучит обращение, восходящее к глубоким пластам традиций: древнерусским воинским традициям, традиции христианской. Это обращение – “братья” (“Вы должны были, братья, Устоять, как стена”). В этом стихотворении отразилась самая глубокая и одновременно самая простая мысль, с которой тысячи советских солдат шли в бой, зная, что, скорее всего, их ждет смерть:
И у мертвых, безгласных,
Есть отрада одна:
Мы за родину пали,
Но она – спасена.
В лирике Твардовского отчетливее всего проступает оригинальная концепция личности, сумевшей не раствориться в массе, не поддаться тоталитарной унификации и вместе с тем способной хранить и развивать в себе чувства многих. Именно сознание ответственности перед людьми, неусыпная память спасали от раздвоенности, однако согласие с самим собой обреталось далеко не всегда. Твардовский пробовал скрываться от реальных противоречий за идиллией (“Сельская хроника”), за формулами намеренно сглаженными и умиротворенными (некоторые главы поэмы “За далью – даль”), иногда он, напротив, воспарял на волне обезличенных государственных идей, но всякий раз это порождало творческое разочарование и бессилие. Нравственная проблематика тех тем, которых касался Твардовский, не позволяла и не допускала компромиссов.
Главная, самая больная для поэта тема – тема исторической памяти – нашла отражение в лирике Твардовского 1950 – 60-х годов. Памяти погибших на войне посвящены такие проникновенные строки:
Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны.
В том, что они, кто старше, кто моложе –
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь –
Речь не о том, но все же, все же, все же…
За открытым финалом стихотворения – целый мир человеческих переживаний, целая философия, которая могла сформироваться у людей, чье поколение видело столько страшных и жестоких испытаний, что каждый выживший ощущал это как чудо или награду, может быть, незаслуженную. И сам Твардовский по мере сил в своей поэзии старался отдать дань памяти тем, кто погиб для того, чтобы он жил.
Стихотворение “В тот день закончилась война” с трагической силой говорит о глухой разлуке с павшими, особенно остро осознаваемой под гром победных салютов теми, кому повезло выжить в пекле войны.
Такова нравственная проблематика лирики Твардовского. Она звучала абсолютно во всех темах, которые поднимались поэтом: человек на войне и после нее, человек в условиях тоталитарного общества, тема памяти.

Нравственная проблематика лирики А. Т. Твардовского
Server: 21.27MB | MySQL:26 | 0.524sec