Можно ли считать образ Обломова негативным?

Случилось чудо: родился человечек. Кем он будет? Принесет ли он пользу обществу?

Будет ли счастлив? Пока этого еще никто не знает…

Случилось чудо: вырастили из человечка Человека. То, что было заложено от природы: золотое сердце, способность испытывать сильные чувства, доброта, но вместе с тем и лень – осталось. Спасибо вам, няньки-мамки. Вы вырастили чье-то солнце.

И вот Обломову за 30, но он все еще боится глядеть на мир – потому что может стать больно. Илья – обломов в нарицательном смысле слова. То, о чем мечтал, сделано не было.

Он

– раб дивана и халата. Раб принципов и привычек: он – барин, Захар – слуга… Это потом приедет Штольц и зажжет огонь в его потухшей от духовной старости душе. Это потом она вспыхнет пламенем: Обломов полюбит Ольгу.

А пока – он умер для общества, умирает морально, а скоро умрет физически… Пока – он страдает из-за веры в людей и тем не менее верит в них. Сложно для понимания? Расшифровать?

Он не знает, как отказать старосте-управляющему, и пускает в дом всех без разбору. Доверять людям, которым нельзя доверять, – это трагедия. Нельзя доверять людям, которые могут ударить в спину. Так

что же – не верить им?

Переступить через себя? Больно. И неправильно.

А ведь можно ударить в чью-то спину нечаянно! И не почувствовать своей вины – только боль другого от этого не уменьшится. Вот Обломов и страдает из-за веры в людей, и все же верит в них.

Этого Обломова мне безумно жаль, только помочь ему нечем, пока он сам не приложит хоть сколько-нибудь усилий… И вот Обломов возродился. Его почти вытянула из трясины любовь. Но он все-таки побоялся протянуть руку к счастью.

Отступил без боя. Уступил его кому-то. И этим кем-то окажется Штольц. Но все это – потом.

А пока солнце Обломова взошло над домом Пшеницыной. Вот только… за глухой стеной, за черным ущельем обломовщины.

Умер Обломов. Закатилось солнце, чтобы не встать никогда… Но лучи его засияли в чьей-то памяти. И поняли некоторые, чего лишились.

А солнце уже закатилось. Мы совершаем одинаковые ошибки. И всегда так бывает: при жизни – принимаем человека как должное или, еще хуже, забываем. А когда теряем – понимаем, кого потеряли.

И начинаем ценить. И забываются, становятся несущественными мелкие недостатки. Только человека не вернешь.

На жизненном пути Обломова было много прохожих. Каждый получал от него то, что было ему необходимо. Тебе нужно внимание – тебе внимают. Хочешь утешить свое самолюбие – поверят твоему хвастовству.

Но эти люди так и не поняли, что это был человек-солнце. А кто согрелся в его лучах? Штольц, Ольга, Захар, Пшеницына. Всего четыре человека!

Но хотя бы они оценили Обломова? Нет. И от этого на душе еще горше. Но разве всего четыре человека согрелись в лучах Обломова? Мы тоже пьем из бездонного колодца, оставленного нам Гончаровым.

И будто слышим смех звезд.





Можно ли считать образ Обломова негативным?