Любовь в лирике Лермонтова – страсть, приносящая страдания

План

I. Реальность сквозь призму отречения.

II. Отпечаток гнетущей эпохи на любовной лирике Лермонтова.

1. Тоска чувствительного сердца.

2. Страдание – привычное состояние души Лермонтова.

3. Идеальный мир поэта.

4. Верность мечте.

III. Глубина чувств – превыше всего.

М. Ю. Лермонтов – ярчайший представитель русской романтической литературы. В его творчестве отразилась реальность – но сквозь призму отречения, неприятия, как это характерно для представителей романтизма.

Тема любви является одной из самых главных в творчестве Лермонтова. Но как не похожа она на ту любовь, которую читатель привык видеть в стихотворениях Пушкина! Порожденное современной ему гнетущей эпохой чувство страдания, отчуждения, неприятия реального, обыденного наложило свой отпечаток и на любовную лирику поэта. В стихотворении “Сон” автор говорит о “ребенке”, сидящем у ног девы, прекрасной, “как последний сон// Души, на небо призванной”:

…рано начал он любить,

Во цвете лет, с привязчивой душой,

Зачем ты здесь, страдалец молодой?

В этих строках звучит вся тоска, все страдание чувствительного сердца поэта, освященного – и пораженного – возвышенной, неземной любовью. Куда проще было бы утешиться мимолетными увлечениями, как принято в окружающем его обществе! Но, обращаясь к любимой женщине во “фронтовом письме” – стихотворении “Валерик”, – Лермонтов говорит:

В наш век все чувства лишь на срок;

Но я вас помню – да и точно,

Я вас никак забыть не мог!

О, как же просто жить, не страдая, не мучаясь, не любя! Но поэт-романтик выбирает боль и терзания, возвышающие его над обыденностью, вместо обманчивых сиюминутных радостей:

И к мысли этой я привык,

Мой крест несу я без роптанья.

(“Валерик”)

Страдание – привычное состояние души Лермонтова, и не могло быть оно иным у тонко чувствующего, живущего в поисках идеала (и неминуемо разочаровывающегося) молодого поэта. И в устах его звучат слова, произнести которые пристало бы седовласому старцу, а не полному сил молодому мужчине:

Уж не жду от жизни ничего я,

И не жаль мне прошлого ничуть;

Я ищу свободы и покоя!

Я б хотел забыться и заснуть!

(“Выхожу один я на дорогу…”)

Измученный своими чаяниями, обманутыми надеждами, разочарованиями, Лермонтов ищет успокоения в неземном сне, но не в холодном сне могилы, а таком:

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,

Про любовь мне сладкий голос пел…

(“Выхожу один я на дорогу…”)

Не найдя того, что он искал на земле, в реальности, Лермонтов согласен искать идеал любви в мечтах, в запредельных, таинственных мирах, – но только не подменять свою прекрасную мечту дешевым ее подобием!

Таким образом, любовь Лермонтова – жгучая любовь-страдание, любовь-боль, любовь-мечта. Она парит где-то в недосягаемых высотах, не касаясь бренного мира, от которого отрекается романтик. Его можно не понимать, называть, как и современники, странным в его переживаниях, но нельзя не восхищаться глубиной его чувства, которое он ценил превыше всего. Ведь именно оно дало миру такого Лермонтова, которым зачитываются по сей день.

Любовь в лирике Лермонтова – страсть, приносящая страдания
Server: 21.38MB | MySQL:26 | 0.447sec