ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПОРТРЕТЫ

МАКСИМ ГОРЬКИЙ

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПОРТРЕТЫ

В книгу входят написанные в разное время очерки о крупных личностях: В. И. Ленине, революционере Камо, меценате Савве Морозове, писателях Льве Толстом, Владимире Короленко, Антоне Чехове, Сергее Есенине и других.

Очерки глубоко личностные, основанные на личных встречах и беседах.

О ЧЕХОВЕ

* * *

…Часто бывало у него: говорит так тепло, серьезно, искренно – и вдруг усмехнется над собой и речью своей.

* * *

– В России честный человек – что-то вроде трубочиста, которым няньки пугают маленьких детей.

* * *

Пошлость всегда находила в нем жестокого и острого судью.

* * *

Мимо скучной толпы бессильных людей прошел большой, умный, ко всему внимательный человек и с грустной улыбкой, тоном мягкого, по глубокого упрека сказал:

– Скверно вы живете, господа!

О ЛЬВЕ ТОЛСТОМ

* * *

Мысль, которая чаще других точит его сердце, – мысль о Боге. Иногда кажется, что это не мысль – а выраженное сопротивление чему – то, что он чувствует над собою.

* * *

Больше всего он говорит о Боге, о мужике и о женщине. К женщине относится непримиримо-враждебно, если это не Кити и не Наташа Ростова – то есть, существо недостаточно ограниченное.

* * *

Он любит ставить трудные и коварные вопросы.

Лгать перед ним – нельзя.

* * *

Разбирая почту:

– Шумят. Пишут, а – умру, и – через год будут спрашивать: Толстой? А, это граф, который сапоги тачал и с ним что-то случилось, – да, этот?

* * *

Его непомерно разросшаяся личность – явление чудовищное, есть в нем что-то от Святогора-богатыря, которого земля не держит…

* * *

Я, не верующий в Бога, смотрю на него и думаю:

“Этот человек – богоподобен!”

О СЕРГЕЕ ЕСЕНИНЕ

Есенин (первая встреча) – кудрявенький, светлый, в голубой рубашке, поддевке и сапогах – словно слащавая открытка. Не верилось, что он может писать такие яркие сердечные стихи.

Айседора Дункан – пожилая, отяжелевшая, фальшивая – эта женщина была олицетворением всего, что не нужно было изумительному рязанскому поэту.

Голос поэта (он читал монолог Хлопуши из поэмы “Пугачев”) звучал хрипло, крикливо, надрывно.

* * *

– Да, я очень люблю всякое зверье… – признался Есенин и начал читать “Песнь о собаке”. На последних строках на глазах его сверкнули слезы.

Неожиданно и торопливо он спросил меня:

– Вы думаете, мои стихи – нужны? И вообще искусство, то есть поэзия – нужна?

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПОРТРЕТЫ
Server: 20.41MB | MySQL:25 | 0.547sec